Цвет в архитектуре Средней Азии

Общераспространенным является представление о старой архитектуре Средней Азии, как об архитектуре, насыщенной цветом. Это представление основано на широкой популярности архитектуры эпохи Тимуридов и следующим за ней периодом. Традиция изразцовых облицовок прочно установилась в монументальной архитектуре Средней Азии с XIV века и неизменно продолжалась дальше.

От этого времени в важнейших городах Средней Азии – Самарканде, Бухаре, Ургенче, Хиве – сохранились величественные монументальные здания, сплошь облицованные цветными поливными изразцами.

Введение цвета в среднеазиатской архитектуре связано с появлением в XII-XIV веках, нового строительного материала – изразцового, глазурованного облицовочного кирпича. До XII века в монументальных сооружениях Средней Азии господствовала фигурная выкладка стены из жженого кирпича, резная терракота и резная орнаментация по сырцу и алебастру.

В ранних сооружениях Средней Азии домонгольского периода цвет был тесно связан с архитектоникой сооружения и вводился очень скупо. Это были, преимущественно, голубые поливные кирпичи. Они употреблялись для орнаментально-декоративных вставок и, главным образом, для выделения архитектурно значимых частей, чтобы подчеркнуть лишний раз их главную роль в общем архитектоническом строе сооружения. Так, например, купол мавзолея Санджара султана в Старом Мерве (XII век), до нас не дошедших, был облицован голубым поливным кирпичом. Об этом свидетельствует путешественник и географ Якут, посетивший Мерв в 1216-1219 годах.

Здание мавзолея Санджара представляет собою глухой кубический объем, увенчанной двойной аркатурой. Полуциркульный купол дает ему большую выразительность и законченность. Голубая полива, блестящая на солнце, выделяла мавзолей среди окружающих его построек. Наряду с поливным кирпичом, глазурь начинает появляться в резной терракоте на тех участках декора, которые были связаны с наиболее ответственными частями сооружения. Например, на бухарском минарете Арслан-хана (XII век) у мечети Калян, стены которого орнаментированы жженым кирпичом, голубой поливой выделен фриз с изречением.

Монгольское завоевание Средней Азии в начале XIII века на время подорвало ее культурную и хозяйственную жизнь. Однако монгольское завоевание не означало гибели старых, сложившихся традиций мусульманской культуры Средней Азии. В архитектуре XIII-XIV века мы не видим принципиально новых форм. Однако, в пределах традиционного портально-купольного типа зданий, монгольский период имеет свое ярко выраженное лицо. Эту неповторимую особенность сооружением тимуридов и последующих периодов придает широкое внедрение полихромной монументальной декорации.

Исключительное значение приобретает пышный портал-пиштак, становящейся основной темой культового здания. По углам возникают высокие иглы минаретов, купол подымается на высокий барабан. Узко утилитарное значение этих частей здания перерастает в образно-идеологическое. Величие и пышность характеризует их. Архитектурная декорация, яркая, многоцветная и разнообразная, покрывает сплошь все стены здания. Появляется иное соотношение между архитектурной и декоративной сторонами. Орнаментальная цветная декорация приобретает главенствующую роль. Полихромия становится обязательным условием возведения каждого монументального сооружения. Именно в эту эпоху облик сооружения распадается на две части – конструктивную основу и декоративную одежду, как покрывало или ковер, облекающую остов здания, иногда даже не совпадая с его строительными формами.

Исключительное влечение к орнаментальной декоративности и цветистости, в ущерб структурности, является своего рода “монгольским вкладом” в среднеазиатскую архитектуру. Кочевой быт, родовые и племенные отношения монголов утвердили в качестве почти единственной формы их художественного труда узоротворчество. Узор тесно связан со всем строем кочевой жизни. Узорной обработкой бытовых вещей исчерпывается содержание искусства кочевников-монголов. Это повышенное чувство красочности и узорной декоративности было перенесено завоевателями в монументальное строительство. Технические приемы полихромной поливной изразцовой декорации были подсказаны народным керамическим производством, сильно развитым в Средней Азии еще в XI и XII веках.

Приемы поливной глазури переходят с посуды и мелкой утвари в архитектуру надгробий, а затем применяются во внутренней отделке мавзолеев, включающих эти надгробия, и постепенно укрепляются и для облицовки всего мавзолея. Многоцветность требует новых технических приемов и материалов. Вслед за глазурованными кирпичами появляется цветная мозаика, глазурованные майоликовые плитки. Вначале, в сооружениях XIII века традиции рельефной резьбы по терракоте полностью сохраняются наряду с введением цвета. Таков небольшой мавзолей Буян-хана близ Бухары (середина XIV века). Его стены внутри и снаружи покрыты резной терракотой с голубой глазурью и небольшими вкраплениями синих, белых и фиолетовых тонов в обрамляющих рамках. Здесь еще целиком господствует принцип рельефной обработки стены, и цвет еще не имеет самостоятельного композиционного значения; он служит лишь средством обогащения стенной поверхности.

Продолжением орнаментальных традиций Буян-Кули-хана служат ранние дотимуровские самаркандские мавзолеи из комплекса Шах-и-Зинда, группирующиеся близ мнимой могилы Куссама-Ибн-Аббаса. Мавзолеи Шах-и-Зинда являются как бы энциклопедией цветового орнаментального декора. Во времена Тимура к существующей группе мавзолеев пристраивается новая, растягивающая вдоль внутреннего коридора. Портально-купольные мавзолеи, небольшие по размерам, богато и разнообразно украшаются цветовым декором. Это – Туглу-Текин (1375 год), Ширин-Бек-Ака (примерно 1385 год), Туркан-Ака (1371 год), Эмир-Заде (1386 год). Здесь уже не светотень, а цветовые контрасты увлекают строителей.Орнаментация стены теряет рельеф. Преобладающей техникой становится цветная мозаика. резная поливная терракота вкраплена лишь отдельными пятнами. Количество цветов увеличивается. Ранее господствовал голубой тон, противопоставленный желтовато-охристому тону жженого кирпича. Теперь, наряду с голубым, появляется белый, желтый различных оттенков, голубой, синий, зеленый, фиолетовый и черный цвета. Архитектура небольших по размерам мавзолеев Шах-и-Зинда носит камерный характер.

Все они стоят тесными группами по бокам узкого коридора. Рассматривать их можно лишь в непосредственной близости, по частям, в ракурсных сокращениях. Целый объем трудно охватывается взглядом. Орнаментальная декорация действует на зрителя сильнее, чем архитектурная форма. Она равномерно, до предела насыщает стены. Контраст ощущаешь не в композиционном замысле всего сооружения, а в изысканном сочетании, тонком сопоставлении и чередовании различных облицовочных приемов техники. Снаружи все богатство декора сосредоточено в параллельных орнаментальных полосах, обрамляющих портал.

Внутри-снизу выделяется панель, далее идут вытянутые оконтуренные панно, и, наконец, поддерживаемый ярусом тромпов и облицовочный мозаичным набором купол. Таковы мавзолеи центральной группы – Туркан-Ака, Эмир-Бурундук. Гораздо более контрастно и широко художественная композиция развернута в монументальных сооружениях. Ранее строительный материал использовался как декоративный, и основой композиции являлась объемно-пластическая форма, характер которой подчеркивался декором (на мавзолее Измаила-Саманида в Бухаре и Санджара – в Старом Мерве). Здание, как правило, были монохромны. Цветовые акценты вводились лишь в тех местах декора, которые наиболее важны и в структурном отношении (например, в портальной арке бухарской мечети Могок-и-Аттари).

Цветом выделялись наиболее значимые части сооружения (например, купольное завершение культовых зданий). Здание по существу являлось двухцветным (желтый кирпич – голубая полива). Теперь в таких грандиозных сооружениях тимуридов, как самаркандская соборная мечеть Биби-ханы, Шахризябский Ак-Сарай, медрессе Улуг-Бека в Самарканде, Бухаре и Гиждуване, формы обобщены, скупо моделированы. Оставлены гладкие, почти лишенные проемов стены для развития узорной цветовой декорации. Архитектурная тектоника, столь характерная для домонгольских памятников, постепенно заменяется своего рода декоративной тектоникой.

Весь художественный интерес, вся выразительность здания переходит к верхнему облицовочному слою стены, где орнаментально-декоративными средствами рассказывается зрителю его тектоника. Ниши, выступы стен, ранее выраженные основным строительным материалом в реальном рельефе, теперь получают плоскостно-изобразительный характер. превращаются в полихромный орнамент, оконтуривающий архитектурную форму. Господствует орнаментальный ритм. Отдельные, замкнутые в себе симметрические композиции заполняют все поле арки, ранее конструктивной, теперь даже не имеющей рельефа. Ленточное обрамление, оконтуривающее медальоны объединяет разрозненные изолированные части орнаментальной стенной поверхности в одно целое.

Основные формы культового здания – стена, портал, угловые минареты – объединены общим тоном и одинаковым начертанием цветового узора, который распределяется на стенных плоскостях повторяющимся узором, переходя на цилиндрические поверхности минаретов, появляясь на плоскости портала. Геометрические фигурные узоры включают стилизованные надписи, выполненные обычно раскладкой бирюзовых кирпичиков и содержащие имена аллаха, пророка Муххамеда. Разрыв между архитектурной и декоративной формой, наметившийся в тимуридовскую эпоху – время расцвета среднеазиатской архитектуры – еще больше усиливается в последующее время.

Ухудшение художественного качества наглядно демонстрирует сравнение трех самаркандских медрессе на Регистане-Улуг-Бек, Ширдор и Тилля-Кари. Последние два медрессе сооружены примерно на 200 лет позже первого. Сравнивая их изразцовую декорацию, можно заметить те изменения в цвете и красочной гамме, которые произошли за это время. В XIV веке преобладал бирюзово-голубой тон. В XV веке, наряду с ним, господствует синий, к ним присоединяются другие оттенки в качестве до