Огненные дороги Шейбани-хана.


Влиятельный самаркандский учёный-богослов Ходжа Абулмекарим написал письмо 17-летнему Бабуру – последнему Тимуриду. Он призывал его занять столицу предков и обещал тайно открыть ворота, что и было сделано. С 200 всадниками Бабур выступил из Ферганы, перевалил Зеравшанские горы и ночью тайно вошёл в Самарканд. Немногочисленный узбекский гарнизон Шейбани-хана был перебит. Бабур пишет в своих записях: «Наших людей и горожан охватили необыкновенная радость и возбуждение». Захватчиков убивали на улицах камнями и палками, словно бешеных собак.

Бобур был провозглашён  в Самарканде падишахом. Шейбани-хан с оставшимся войском, не видя возможности взять обратно город, в тот же день ушёл в Дешт-и Кипчак, за подмогой.

Теперь, сделав небольшое отступление, вкратце расскажем кое-что о Шейбани-хане. Он был внуком Абулхаир-хана, одного из самых могущественных ханов Дешт-и Кипчака в первой половинеXV века, которому подчинялись земли от низовьев Сыр-Дарьи до Сибири (Тюмени) и от Аральского моря до Хорезма. Дед Шейбани-хана был женат на Рабиа-Султан-Бегум – дочери Улугбека. Абулхаир-хан был грозой Кипчакской степи, часто совершал набеги на Бухару и Самарканд, вмешиваясь в дела Мавераннахра, где правили последние Тимуриды. Но в 1468 году Абулхаир-хан умер, и его огромное ханство распалось на отдельные уделы.

Внук Мухаммад Шейбани родился в 1451 году. Его отцом был сын Абулхаир-хана – Шах-Будаг-Султан, матерью – Аккуз-Бегим из знатного рода Алтан-хана.

В детстве Шейбани получил прозвище «Шахбахт» («царственное счастье»). А своё имя – «Шайбани» он получил в память о родоначальнике династии Абулхаир-хана – внуке Чингисхана. У него был брат Махмуд-Султан, тремя годами моложе. В 1454 году внезапно умер и отец Шах-Будаг-Султан. Мать же его по неизвестным нам причинам отравилась в городе Яссы. Мухаммаду Шейбани и его брату Махмуд-Султану была 10-13 лет, и они, по сути, остались сиротами. Их воспитанием занялся дед Абулхаир-хан. Он любил обоих царевичей и поручил их заботам своего преданного бахадура – уйгура Байшеха. Оба царевича росли сильными и здоровыми. Для них ничего не было слаще запаха полыни и необъятных просторов кипчакских степей. В 15 лет Шайбани-хан на конных скачках среди своих сверсников-бахадуров трижды завоёвывал приз на своём прекрасном коне Ахтангере. После смерти Абулхаир-хана в 1468 г. в Дешт-и Кипчаке началась борьба за власть, в результате которой были убиты ближайшие родичи правителя. Юных царевичей – Мухаммада Шейбани и Махмуд-Султана приближённые Абулхаир-хана едва успели увезти во владения астраханского хана Касима и тем самым спасти. Тогда враги Абулхаир-хана, объединившись, осадили Астрахань (Аштархан). Однако царевичам удалось благополучно исчезнуть из осаженного города. Они вновь возвратились в Дешт-и Кипчак. В скитаниях оба сильно возмужали. В скором времени они стали привлекать на свою сторону оставшихся сподвижников Абулхаир-хана и подчинённые ему племена. Но утвердить своё господство в Дешт-и Кипчаке им долго не удавалось. Оба брата несколько лет вели жизнь скитальцев, постоянно кочуя с места на место, вмешиваясь в междоусобные распри, то терпя поражение от своих соплеменников, то торжествуя победы. Но фортуна им улыбнулась: царевичей активно поддержали мангыты – кочевые племена, владевшие мощными крепостями на Сыр-Дарье. Некоторые из этих крепостей перешли в руки царевичей, потом они станут базой во время борьбы против Тимуридов, которые в своей междоусобной борьбе часто призывали к себе на помощь узбеков-кочевников из Дешт-и Кипчака. В тяжёлые скитальческие дни Шейбани с братом скрывались от своих недругов в Бухаре и Самарканде, где им оказывали покровительство в надежде на то, что в дальнейшем они будут защищать интересы Тимуридов на границах. Однако Тимуриды сильно просчитались, последние из них нашли себе хорошего могильщика в лице этого степного волка. Но пока Шейбани мирно жил в Бухаре, занимаясь своим образованием. С ним занимался один из лучших чтецов Карана – Мавляна Мухаммад Хитайи.

Возвратившись в родную степь, он снова включился в борьбу за власть. Вскоре при содействии мангытов Шейбани овладел Сыгнаком – столицей владений своего деда Абулхаира – и другими присырдарьинскими крепостями. Однако в войне с Бурундуком, сильным казахским ханом, Шейбани потерпел поражение. Спасаясь от преследования, он скрывался на полуострове Мангышлак. Оттуда перекачивал в Бухару, потом в Самарканд. Здесь ему уже не доверяли, даже пытались убить. Но предупреждённый доброжелателями, царевич со своими нукерами бежал в Ташкент, к монгольскому правителю Махмуд-хана. Тот принял беглеца и стал его союзником. Последующие 4 года прошли для Шейбани в непрерывных войнах с враждебными ему узбекскими и казахскими ханами и султанами. В этой борьбе погиб любимый брат Махмуд-Султан.Шейбани много читал, любил поэзию, сам сочинял стихи, занимался науками. Но занятия литературой не отвлекли его от честолюбивых замыслов: подченись себе Дешт-и Кипчак и Мавераннахр. Три года, проведённые в Бухаре, расширили его политический кругозор.

А далее Шайбани, набрав своих сторонников, неожиданно нагрянул на Хорезм. Тимурид Хусейн Байкара из Харасана послал войска против Шейбани-хана (Хорезм был под его властью) и изгнал его оттуда. Тогда Шейбани пошёл на Астрабад и изрядно ограбил город. После чего с богатой добычей он вернулся в Дешт-и Кипчак. Здесь его скоро избрали ханом, по обычаю степняков омыли в молоке 40 кобылиц и подняли на белой кошме. Чтобы упрочить власть, необходим был крупный удачный поход. И новый степной хан пошёл на Самарканд – главный город Мавераннахра.

 

Похожие публикации:





Следуйте в разделы:


На главную страницу блога:


Оставить комментарий

Комментарии: 0