Сады Амир Тимура.



За пределами крепостной стены хисара правитель и знать разбивали парки и возводили дворцы. Особенно славились многочисленные сады-дворцы Тимура. Письменные источники донесли их названия, иногда и краткие описания.

 

У подножия Чупаната в 70-х годах XIV в. был разбит Баги-Накши-Джехан («Сад – узор мира»), далее располагался Баги-Баланд («Высокий сад»). К западу от них лежал Баги-Шамаль («Сад северного ветерка»), устроенный в 1397 году для дочери Мираншаха, Баги-Бешихт («Райский сад»), созданный в 1378 г. для 12-летней Туман-ака, а близ крепостной стены в 1404 г. был разбит Баги-Нау («Новый сад»). К юго-западу располагался Баги-Чинар («Чинаровый сад»), к юго-востоку – Баги-Дилькуша («Сад, пленяющий сердца»), парк и дворец которого создались в 1397-1399 гг., далее – Баги-Бульди («Сад довольства») и ещё дальше Баги-Заган («Сад воронов»). Пока не определено место положения Баги-Амир-заде Шахрух («Сад царевича Шахруха»), созданного в 1394 г. в ознаменование возвращения этого четвёртого сына Тимура из закавказского похода. К югу от города располагался Бидона-Курук («Перепелиный заповедник»). За Даргомом находился сад с дворцом Давлет-Абад («Местопребывание власти»), созданный в 1399 г. ко дню возвращения Тимура из индийского похода. Ещё южнее, у дороги, ведущей к Шахрисабзу, находился Баги-Джехан-нумо («Сад – карта мира»), по-видимому, представлявший собой несколько упорядоченный обширный естественный заповедник.

 

Сады создавались по плану, подчинённому геометрической разбивке – с центральной аллеей, нередко с членением на четыре отдела («чарбаг»), с упорядоченной системой посадок декоративных и плодовых деревьев, кустарников и цветов, с арычной сетью, хаузами-водоёмами, иногда – фонтанами и каскадами. В них был запечатлён тысячелетний опыт среднеазиатской земледельческой культуры и особый эстетический взгляд на сочетание зелёных насаждений, воды и архитектурной застройки.

 

К сожалению, время почти не донесло остатков дворцов и садов, когда-то опоясывающих Самарканд; на долю археологов, в лучшем случае, приходятся котлованы былых фундаментов и фрагменты великолепного архитектурного декора, упавшего при разборке стен ради кирпича. Составить приблизительное суждение об их облике позволяет лишь эти остатки, изображения на миниатюрах и случайные описания очевидцев. Вот что сообщает Шарафеддин Али-Йезди о парке Баги-Дилькуша:

 

«В начале осени 799 г.х. (1397) Тимур повелел разбить на окраине прекрасной долины Кани-Гиля сад, красота которого превзошла бы все другие, ранее созданные в его империи. Астрологи предсказали счастливый час для его закладки, а зодчие начертили планы распределения аллей и лужаек. Каменщики заготовили свои инструменты, а художники приготовили эскизы тех шедевров, которые предстояло нанести в будущем дворце. Искуснейшие архитекторы всей Азии, проживавшие в Самарканде, заложили основание квадратного плана по полторы тысячи гязов в стороне, и посередине каждой из них устроили высокие входы. Сводчатые плафоны дворца украсили лепными и мозаичными украшениями, а ограждающие стены покрыли кашинными облицовками. В четырёх углах сада возвели очень высокие павильоны, украшенными изразцами чудесных расцветок, распределённые с большим искусством и восхитительным мастерством. Сад был разбит аллеями с превосходной симметрией на квадратные партеры и небольшие садовые участки разных форм. Тимур пожелал, чтобы по обочине этих аллей насадили бы сикаморы и чтобы одни участки были засажены плодовыми деревьями, а другие только цветами. Когда сад соответствовать его желаниям, Тимур назвал его Баги-Дилькуша, т.е. «Сад, пленяющий сердца». Посередине основали трёхэтажный дворец с высокими сводами и оформили всяческими украшениями, какие только могли чаровать человеческий взор, он был выстроен прочно, на долгие времена, покрыт разнообразным убранством и окружён мраморной колоннадой, предававшей ему царственное величие».

 

А вот как Клавихо описывает Давлет-Абад, от которого ныне сохранилась лишь платформа былого дворца:

 

«В воскресенье утром 31 августа месяца (1404 г.) посланников привезли в этот сад. Он был окружён глиняным валом. В нём было много фруктовых деревьев разного рода, кроме лимонных и цитрусовых; было в нём шесть водоёмов, посредине шёл поток воды, проходивший по всему саду. От этих водоёмов от одного к другому шли точно дороги из высоких, больших и тенистых деревьев; посреди этих дорог поднимались точно ходы на возвышение; которые проходили по всему саду; от этих дорог шли другие вкось, так что по ним можно было ходить и осматривать весь сад, а от этих дорог шли ещё другие. Был высокий земляной холм, насыпанный руками, ровный наверху, окружённый деревянными кольями. Посреди него стоял прекрасный дворец с множеством комнат, очень богато отделанный золотом и лазурью и полированными изразцами. Этот холм, на котором стоял дворец, был окружён глубоким рвом, полным водой, так как в него постоянно падает большой паток воды. Чтобы взойти на этот холм, где стоял этот дворец, было два моста, один с одной стороны, а другой с другой; по ту сторону мостов было две двери, а потом лестница, по которой поднимались наверх, так что этот холм был крепостью. В этом саду были олени, которых царь велел напустить туда, и много фазанов. Из сада был вход в большой виноградник, тоже окружённый глиняным валом, такой же большой, как и сад; около вала вокруг виноградника шёл ряд высоких деревьев, которые казались очень красивыми».

 

Захириддин Бабур – последний Тимурид и основатель империи Великих Монголов в Индии и в то же время добросовестный летописец событий, связанных с завоеванием Средней Азии узбеками Шейбани-хана и внутренними распрями среди многочисленных князьков Тимуридова дома, пишет: «…У подножия холма Кухак, по западной стороне, (Улугбек Мирза) разбил сад, известный под названием Баг-и Майдан. Посреди этого сада он воздвиг высокое здание, называемое Чиль-Сутун, в два яруса. Все его колонны каменные. По четырём углам этого здания пристроили четыре башенки в виде минаретов; лестницы, ведущие наверх, находятся в этих четырёх башнях. В других местам там всюду (стоят) каменные колонны; некоторые из них витые, многогранные. В верхнем ярусе со всех сторон айван (тоже) на каменных столбах, а посреди айвана беседка о четырёх дверях; приподнятый пол этого здания весь выстлан камнем. Возле этой постройки, у подножия Кухака, Улугбек Мирза построил ещё один садик. Там он построил большой айван, на айване поставили большой камень престол…

 

В этом садике тоже есть беседка, вся нижняя часть в ней из фарфора, её называют Чин-хона. Фарфор привезли из Китая…». (З.Бабур. «Бабур-наме», Т., 1958 г., стр. 59-62).

 

Таким образом, строительство обсерватории у подножья Чупанатинских возвышенностей (холмов Кухак) сопровождалось организацией загородных садов, строительство павильонов, благоустройством и озеленением обширных территорий вдоль арыка Оби-Рахмат. Если учесть, что сами Чупанатинские высоты были местом царской охоты, где был специально построен изящный охотничий павильон, то можно утверждать, что благоустраивается большая пригородная территория на северо-востоке Самарканда, и обсерватория была одним из объектов этих преобразований.

 

Разделы: «История Самарканда»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»