Реставрация мавзолея Саманидов в Бухаре.



Первая генеральная реставрация мавзолея Саманидов была проведена в 1937-1939 гг. под руководством Б. Н. Засыпкина и, пожалуй, является одним из лучших примеров восстановления первоначального облика древнего сооружения.

 

Реставрация мавзолея Саманидов освещается нами не только потому, что она вернула ему его былое величие и сохранила памятник для будущих поколений, но и потому, что только при детальном рассмотрении материалов реставрации мы сможем уяснить, что в мавзолее было восстановлено правильно, что неправильно, что условно и что не восстановлено совершенно. А это уже имеет отношение к архитектурному облику сооружения.

 

Богатый материал по изучению памятника в период капитальных реставрационных работ 1937-1939 гг. остался не опубликованным, научный отчет о реставрации был краток, тем не менее подробная фотофиксация, представленная огромным количеством снимков, кроки обмеров памятника и дневники реставрационных работ дают возможность не только проследить не только ход реставрационных работ,  представить себе их методологию, убедиться в правдоподобности восстановленного архитектурного образа мавзолея Самнидов, но и судить о конструктивной основе сооружения и применявшихся строительных материалов.

 

Как показала практика реставрационных работ, сохранность архитектурных памятников многовековой давности в значительной степени зависит от несущих способностей грунтов. В этом отношении у мавзолея Саманидов были достаточно благоприятные условия. Огромные запасы прочности имеются и в его несущих стенах, сложенных из жженого кирпича на лессовом растворе, при толщине стены 1,8 м. Благодаря этому значительные разрушения кладки южного фасада и изъяны в других местах не привели к деформации сооружения.

 

Архитектурные каноны, царившие в период строительства из кирпича-сырца, довлели над архитекторами, и поэтому архитекторы, осуществляя строительство мавзолея из жженого кирпича, дали такие сечения конструктивных элементов, которые создают излишний запас прочности: при площади 115,5 квадратных метров, занимаемой мавзолеем, стенами на уровне цоколя занято 64,25 квадратных метров, что составляет более 55 процентов.

 

За древний горизонт была принята поверхность, находящаяся на 95 см ниже верхней кромки цоколя, принятой за нулевую отметку. Подошва фундаментов, сложенная из трех рядов крупномерных кирпичей 60Х62Х7 см, зафиксирована на отметке минус 2,94-2,96 м, то есть на 1,9 м от поверхности земли. Под ней лежит материковый лес (лессовидный суглинок). Грунтовая вода была обнаружена на 2,00 м ниже подошвы фундамента. Сами фундаменты сложены из кирпича 23Х23Х3 см на кыровом растворе (известковый раствор с добавкой камышовой золы). Шурфы, заложенные внутри мавзолея, помогли определить древний уровень пола, который оказался ниже существующего на 27 см. Древний пол выстлан крупномерными кирпичами. Ниже пола обнаружено несколько захоронений. Могилы сложены из разномерного кирпича (56Х9,5Х4; 20Х9Х3,5; 7,5Х3,8Х3см).

 

Методика реставрационных работ мавзолея Саманидов была направлена на достижение полного тождества нового со старым. Это в свой черед потребовало применения для восстановления утраченного кирпичного декора кирпича соответствующего формата и качества. Было решено использовать кирпичи от разборки старых строений. Вопрос о ганче (изготовление разных алебастровых деталей, вяжущее) был предметом особых забот, так как по замыслу Б. Н. Засыпкина ганч не должен был отличаться по цвету от того, что был на памятнике, не говоря уже о его прочностных качествах. Вопрос этот был решен путем вторичного обжига ганча, бывшего в употреблении.

 

Однако главная проблема, которую должны были решить реставраторы, заключалась в правдивом восстановлении утраченных частей и элементов сооружения. Реставраторы не располагали никакими древними чертежами, рисунками или другими графическими материалами, нужно было тщательней исследовать памятник, так как только он должен бал дать ответ на все вопросы о форме и положении утраченных элементов.

 

Цоколь от древнего уровня земли до верха пояса из крупных кирпичей не имел декоративного убранства. Многие элементы выше цоколя были разрушены.

 Судя по полевым записям Б. Н. Засыпкина, у реставраторов не возникло сомнений в правильности древнего уровня земли, установленного В. Л. Вяткиным.

 

Разрушенные участки малого цоколя при их реставрации были восстановлены по аналогии с существующими, хорошо сохранившимися частями, и в их правдоподобии сомневаться не приходится. При расчистке малого цоколя выяснилось, что внутренние части кладки цоколя сложены на лессовом растворе с примесью алебастра и золы. После расчистки цоколя кладка на месте выпадов была восстановлена.

 

Что касается состояния угловых колон, то одна из них – юго-восточная – была реставрирована в 1926 г. до половины высоты. Юго-западная колонна была заложена тогда же горизонтальными рядами, без соблюдения рисунка и оштукатурена алебастровым раствором. Впоследствии, после тщательной расчистки обе колонны были реставрированы по аналогии с сохранившимися колоннами северного фасада.

 

Как фасады, так и интерьер мавзолея до 1939 г. на большую высоту были покрыты ремонтной штукатуркой, скрывавшей все декоративное убранство стен. Это зафиксировано на многочисленных фотографиях периода реставрационных работ.

 

Расчистка стен была сопряжена с большими трудностями, так как штукатурка, представлявшая собой гульганч с добавлением шереша, обладала необычайной прочностью. Она так связалась с фигурной кладкой, что освобождать последнюю приходилось с большой осторожностью. После освобождения стен от штукатурки приступили к восстановлению фигурной кладки. Так, в записи от 4 сентября 1937 г. Б. Н. Засыпкин отметил, что под отставшей облицовкой было много пыли и земли. Площадь расчистки на фасадах составляла 32 квадратных метра, в интерьере – 86 квадратных метров.

 

Как отмечалось, основная кладка мавзолея выполнена на лессовом растворе, а облицовка -  на ганчевом. Это стало ясно после глубокого исследования всех изъянов кладки.

 

Во время реставрации при расчистке восточного фасада над дверью была обнаружена деревянная доска (42Х6 см), на которой имелась надпись, содержащая имя внука Исмаила, эмира Насра, умершего в 943 г. Обнаружение этой доски утвердило окончательно мнение, что главный вход в мавзолей был с восточного фасада. Вот почему, расчистив западный тимпан и щипец арки и обнаружив на щипце облицовку, Б. Н. Засыпкин восстановил ее по этому типу и на восточном. Использование аналогии в данном случае вызывалось соображением, что главный фасад по своему декору не мог быть менее богатым, чем западный. На северном и южном тимпанах облицовка щипцов не восстановлена, хотя можно предполагать, что она существовала. Реставраторы, не имея документальных остатков, не могли на всех четырех фасадах повторить один мотив.

 

Реставрация декоративной кладки стен и угловых колонн в виде «плетенки» вполне достоверна, поскольку сохранилась древняя «плетенка» во многих местах. Все остатки древнего декора бережно включались в новую кладку как фактические документы, удостоверяющие точность реставрации.

 

При восстановлении трехчетвертных колонн, поддерживающих пяты арок по осям фасадов, Б. Н. Засыпкину пришлось столкнуться с фактом утраты почти всех колонн. Только на южном фасаде удалось обнаружить под ремонтными кладками и штукатурками останки колонки, выложенной из плиточного кирпича, поставленного по радиусу на ребро при высоте стороны 24 см.  Эта находка явилась основанием для реставрации. Правда, в правильности такой реставрации Б. Н. Засыпкин сомневался, считая, что колонки, по всей вероятности, были выложены фигурной кладкой по типу тех, которые имеются в интерьере по углам восьмерика, а обнаруженные остатки относятся к ремонтным.

 

По нашему мнению, возможен был и другой вариант реставрации, то есть чередование вертикального ряда кирпичей с кладкой плашмя, тем более, что этот прием использован в декоре наружных стен мавзолея и не противоречит сохранившимся остаткам. Реставрация же осуществлена без применения горизонтальной кладки.

 

Арки мавзолея имели хорошую сохранность и в реставрации не нуждались, за исключением одной малой на южном фасаде, значительная часть которой выпала. Определяя кривую арок для изготовления кружал, Б. Н. Зацепкин применил способ двух пересекающихся эллипсов, разработанный М. Ф. Мауэром. Однако полученные кривые не соответствовали натуре, и реставраторы отказались от построения двух пересекающихся эллипсов. (Запись в дневнике от 9 сентября 1937 г.)

После обмера трех аналогичных арок был сделан шаблон, по которому реставрировалась арка южного фасада.

 

Картуши главных тимпанов в реставрации не нуждались.

 

В галерее, венчающей здание, больше всего пострадал декор из 80 резных алебастровых колонок, в арочных проемах галереи сохранилось только 39, причем зарегистрировано до пяти типов растительного геометрического орнамента.

По этим-то сохранившимся образцам и были восстановлены недостающие колонки. В тимпанах арочек были восстановлены ганчевые налепы – кубба, также кое-где уцелевшие. Прямоугольное обрамление проемов в виде переплетающихся лент легко было восстановить по аналогии с одной сохранившейся рамой.

 

Очень плохо сохранился декор венчания галереи. К счастью, при расчистке ремонтных штукатурок удалось обнаружить три сохранившихся круга и четырнадцать поставленных на ребро кирпичей, декорирующих закругление угла здания. Кроме того, в ряде мест были обнаружены на растворе отпечатки таких же кругов. Эти находки дали возможность достоверно осуществить точное восстановление декора по всему периметру венчания мавзолея.

 

Свесы галереи над угловыми колоннами мавзолея были прикрыты крупными кирпичами (63Х63Х7 см), на которых сохранились следы висячих неизвестных деталей. Лучше всего это прослеживается у северо-восточной колонны (с северной стороны) – там заметны следы контура детали, нанесенного черной краской, и квадратное углубление в кирпиче для ее прикрепления (записи в дневнике Б. Н. Засыпкина). Эти висячие детали небыли восстановлены совсем, ввиду полной невозможности представить их форму.

 

Завершение здания – парапет – состояло из нескольких рядов кирпичей, уложенных плашмя и возвышавшихся над уровнем кровли на 20 см.

 

Для исследования толщены и системы кладки большого купола были сделаны три зондажа на высоте 109,224 и 377 см от основания купола. Они позволили установить, что стенки купола имеют переменную толщину в 90,76 и 57 см, выложены кирпичами в 31Х31Х5; 27Х27Х4; 23Х23Х3 см клинчатой кладкой в перевязку, следовательно, вся толщина стенки купола выкладывалась одновременно.

 

В 1925 г. при ремонте купола выравнивающая его облицовка была заменена на новую. Она была выложена кирпичом 23Х23Х3 см плашмя и дала общую толщину соответственно 96, 87,73 см.

 

Размер кирпича 27Х27Х4 см, появившийся в кладке верхней части купола, навел реставраторов на мысль о том, что часть купола была переложена в XII веке. Тщательное исследование характера кладки купола, примененных  растворов, не подтвердили этой версии.

 

Кирпичный четырехарочный фонарик, прикрывающий отверстие диаметром 28 см в зените купола, очевидно, выполнен 1925 г. во время ремонта купола.

Так как ремонтная облицовка 1925 г., сделанная на очень крепком гульганче, была еще в хорошем состоянии, большой купол в 1937-1939 гг. не реставрировали.

Штукатурка как внешних, так и внутренних поверхностей стен, арок куполов и других конструкций не является характерной для зданий, построенных из обожженного кирпича в XI-XII вв. Она также не характерна для мавзолея Саманидов. Это обстоятельство позволяет утверждать, что малые купола мавзолея не были в древности оштукатурены, а облицовывались кирпичом и в своем внешнем диаметре были несколько больше, хотя бы на толщину облицовки.

 

После расчистки ремонтной штукатурки, в октябре 1938 г., в цилиндрической части юго-западного и северо-западного куполов обнаружили парную кладку, выложенную кирпичом размером 26Х27; 27Х27 см при толщине 3-3,5 см. Этот размер кирпича дает некоторые основания предполагать, что куполки перекладывались в XII веке при караханидах. Из-за полной неясности древней формы малых куполов и характеры былой кирпичной облицовки во время реставрационных работ ограничились простой кирпичной облицовкой.

 

При снятии ремонтной штукатурки в интерьере мавзолея оказалось, что фигурная облицовка разрушены до высоты четырнадцатого ряда, то есть 60-65 см кирпичной кладки. Облицовка на нижних частях стен восстановлена по сохранившемуся образцу, так как повторяемость рисунка несомненна.

 

Проемы четверика, кроме восточного, к моменту реставрации были забраны кирпичными решетками, установленными в 1928-1930 гг. вместо них были вставлены ажурные, простого рисунка металлические ограждения, позволяющие видеть интерьер снаружи.

 

В ярусе парусов больших изъянов не было обнаружено. Реставрации подвергались только решетки в арках между парусами.

 

Примечательно, что большинство разрушений кирпичной кладки (конструкции и декора) локализуется на южной стороне сооружения. Это явление, конечно, не случайное и объясняется не тем, что конструкции здесь были выполнены  хуже или несущая способность основания сооружения в этой части слабее. Здесь решающим фактором являлась частая смена суточных колебаний зимних температур, воздействие которых на конструкцию более ощутимо на южных фасадах сооружения.

 

Длительный и трудоемкий процесс реставрации мавзолея, сопровождавшийся поэлементным изучением конструкций и архитектурных деталей, был закончен в 1939 г. Коллектив научных сотрудников мог по праву гордиться результатами своих трудов.

Каждая конструкция, каждый элемент декора восстанавливались на основании документальных данных. Бережный подход к каждой детали, подбор строительных материалов – все это обеспечило успех работы.

 

Разделы: «Мавзолей Саманидов»

В раздел: «Легенды Статьи»


Статьи из раздела: «Часть 1»