Поливная керамика Самарканда.



Археологическими работами на территории Афрасиаба установлены целые керамические кварталы из отдельных мастерских IX-XIII вв., где производилась поливная и неполивная керамика.

 

Особый интерес представляет поливная керамика, которую отличает высокое художественное качество и своеобразные черты, позволяющие выделить её в отдельную художественную школу.

 

Очень интересны предметы духовных запросов широких народных масс – сосуды, терракотовые статуэтки, налепы на сосудах, - произведения искусства из обожженной глины. Корропластика отражала существующую эпоху с её легендами, мифами, религиозными воззрениями, хотя нередко она предназначалась и как игрушки для детей.

 

Одни статуэтки вылеплены из глыбы и обожжены в печах, другие изготовлены с помощью штампов в специальных формах – калыбах.

 

На Афрасиабе найдено несколько сот терракотовых статуэток, среди которых большую часть занимают согдийско-тюркские. Часть из них изображают человеческие фигурки с подчёркнутой гротескностью, другие -  лепные статуэтки с применением штампа. По данным археологических работ эти изделия датируются V-VIII вв.

 

Этим же периодом датируются образки и некоторые плитки. На образках изображены мужские и женские божества, на плитках – цари и сцены охоты.

 

В скульптурной терракоте выделяются крупные сосуды, изображающие человеческие головы или целые фигуры. Многие детали выполнены налепами. Интересны налепы на крышках оссуариев, изображающие человеческие головы. В раннем средневековье (V-VIII вв.) намечается большое разнообразие искусства и методов их изготовления. В терракотах намечаются новые черты - отход от статичности, объёмность, свобода поз. Всё это говорит об определённой художественной школе, сложившейся в Согде на протяжении многих столетий.

 

Продолжением этих традиций становится керамика, покрытая поливой.

 

В Самарканде, по мнению В.Л.Вяткина, глазурованная посуда в готовом виде появилась в IV-VI вв., причём извне (В.Л.Вяткин «Афрасиаб – городище былого Самарканда», Т., 1927).

 

И.А.Сухарёв датировал появление поливной керамики 20-ми годами VIII в. и рассматривал её как результат арабского завоевания. (И.А.Сухарёв. «Ранняя поливная керамика Самарканда». Труды УзГУ, серия IА, вып. 2, 1940).

 

А.И.Тереножкин пришёл к выводу, что применение глазури самаркандскими мастерами следует отнести к середине VIII в. (А.И.Тереножкин. «Вопросы историко-археологической переодизации древнего Самаркнада». ВДИ, 1974, №4).

С конца VIII в. начинается бурное развитие производства поливной керамики в Самарканде. Процесс её производства и развития И.Карабачек и А.Пони объясняют запретом ислама на употребление правоверными посуды из драгоценных металлов (Ш.Ташходжаев. «Художественная поливная керамика из Самарканда» Т., 1967). Что, однако, оспаривается в наши дни многими археологами.

 

Арабский поэт Абу-Нувас (VIII в.) пил вино из серебряных чаш и слагал в их честь стихи (И.Крачковский. «Сасанидская чаша в стихах Абу-Нуваса».Избр. Соч., т. II, М.-Л., 1956). Низам ал-Мульк сообщал об употреблении на пирах в Саманидской Бухаре (X в.) драгоценной посуды (Низам ал-Мульк. «Сиисат-Намэ». Пер Захорра, М.-Л., 1940).

 

Появление поливной керамики в Самарканде с конца VIII в. знаменует прогресс, но первые опыты гончаров были всё же несовершенны. Поливная керамика конца VIII – нач. IX в. переняла технику и форму художественного металла V-VII вв. Посуду этого периода покрывали свинцово-оловянной поливой и расписывали голубовато-зелёной, реже жёлто-красной краской. В конце этого периода появилась коричневая краска. Первоначально украшали миски, чаши, лаганы оплывами красок, свисающими с бортов линиями, отдельными кружками. В последние годы выработали оригинальные  керамические формы (миски, чаши, лаганы, тарелки) и способы орнаментации поливной посуды.

 

Техника орнаментации, независимо от мотива изображения, была одна: две параллельные линии создавали орнамент, фон которого заполняли мелкие точки. Отмечается относительная бедность применённых мотивов украшения, которая объясняется становлением нового вида прикладного искусства и в то же время знаменует определённое явление в художественной идеологии, когда орнамент становится ведущей темой и образом.

 

Поливная керамика Самарканда IX – нач. Х вв. – совершенно новая по выразительности и исключительно высокая по качеству.

 

Чтобы получить глину для тонкостенной посуды, применяли чисто лессовую массу вторичного переотложения, не обмытую и постепенно наполняемую на берегах реки землю. Глина тщательно обрабатывалась, и из неё приготавливались круглые шарики диаметром 5-15 см, в зависимости от размера предполагаемой посуды, которую формовали на ножном гончарном круге быстрого вращения. Поверхность посуды, предназначенной для глазурования, при вращении заглаживалась водой. После формовки посуда сушилась и покрывалась ангобом.

 

Ангобирование было различным и зависело от фона. Белофонную посуду IX-X вв. ангобировали дважды. Сырую посуду после сушки покрывали ангобом, который давал беловатый цвет после обжига. После вторичной сушки сосуды покрывали ангобом лоя – измельчённым кварцитом, разбавленным мукой. Чтобы получить ярко – или тёмно-красный фон форму покрывали чульбатой, а затем джутой (красный ангоб), джуту наносили прямо на сырую глину, что характерно для посуды IX-XII вв. Керамику с чёрным фоном получали нанесением на сырую форму «чёрного» ангоба.

 

Роспись. После не продолжительной сушки формы производили роспись красками различных цветов, которые блестели и придавали орнаменту некоторую глубину. Секрет заключался в том, что в состав красок древние керамисты вводили незначительное количество окиси свинца и окиси железа. После росписи посуду обжигали и покрывали глазурью.

 

Глазурь. Для глазури применяли прозрачную поливу. К свинцовой поливе прибавляли окись меди – получали прозрачную поливу зелёного цвета. Чтобы получить глухую поливу, в свинцовую глазурь добавляли олово.

 

В IX-X вв. в Самарканде существовала керамика со свинцовой глазурью, которая делилась на следующие группы: с эпиграфическими украшениями, растительной орнаментацией, с пятнистой росписью.

 

Росписи керамики в этот период производились разнообразными красками: чёрной (магиль) различных оттенков, от коричневого до густо-тёмного цвета под прозрачной свинцовой поливой (один из ведущих в росписи посуды);

 

Красной (джута) под прозрачной глазурью;

Зелёной (окись меди) только под прозрачной глазурью;

Голубовато-зелёной (олово и окись меди) под свинцово-оловянной глазурью;

Жёлтой под прозрачной поливой;

Фиолетовый (марганец) под прозрачной поливой.

 

Посуда IX-X вв., найденная на Афрасиабе, позволяет говорить о существовании следующих форм: вазы, горшкообразные сосуды, тарелки и лаганы, которые украшены растительной орнаментацией, пятнистой росписью, эпиграфическими украшениями.

 

Все сосуды имеют лёгкий и чёткий рисунок, построенный локальными и контрастными красками.

 

Керамика второй половины Х века.

Период наибольшего расцвета поливной керамики Самарканда – вторая половина Х в. Широко была распространена керамика под свинцовой поливой. Она подразделяется по фону:

 

Под свинцовой поливой – светлый, красный и чёрный фон;

Под свинцово-медной поливой – обычно зелёный фон;

Под свинцово-оловянной поливой – белый фон.

 

Каждая из трёх подгрупп керамики со свинцовой поливой подразделяется по формам и орнаментации, включая посуду с эпиграфическими украшениями, пятнистой росписью, точечной орнаментацией, на керамику, орнаментированную падающей водой, гранатом, зооморфными и антропоморфными мотивами.

 

Керамику этого периода расписывали теме же красками, что и посуду IX-Х вв. Появилось новое в красках (золотисто-фисташкового цвета), а также в манере росписи.

 

Особый интерес представляют чернильницы и чирага, имеющие многочисленные и разнообразные закрытые формы. У поливной керамики этого периода ясность и чёткость достигаются максимальным использованием пластических свойств материала и качества его обжига. Все конструкции доработаны до логического конца. У формы спокойные и мягкие линии профиля, а имеющиеся переломы не нарушают её единства и гибкости и усиливают чёткость частей. Элементы украшения, применённые в композиции в зависимости от форм, согласуют единство и не мешают восприятию форм. Оживлённое цветонастроение усиливают художественную пластичность форм. Всё это делает предметы эстетически выразительными.

 

Керамика второй половины XI века.

В первой половине XI в. широко распространена керамика под свинцовой поливой, подразделяющая по фону на три группы: посуду со светлым, красным и чёрным фоном.

 

К этому виду относится люстровидная посуда – результат подражания люстровой керамике, которая отличается от поливной золотистым оттенком глазури и её переливами, достигаемыми замешиванием в поливу незначительного количества окисей благородных металлов. Распространена керамика под свинцово-медной поливой зелёного цвета, под свинцово-оловянной глазурью белого цвета. Роспись выполняется теме же красками, что и в Х в. Посудные формы подвергаются некоторым инструктивным изменениям. Закрытые формы (вазы, кринки, кувшинчики) уменьшаются в объёме. Открытые формы упрощаются, профиль приобретает более приземистый характер, т.к. загнутые внутрь венчики выпрямляются.

 

Керамика второй половине XI – начале XII в.

В этот период распространена керамика под свинцовой поливой (по цвету фон делится на три подгруппы: светлый, красный и чёрный), свинцово-медной (зелёный), свинцово-оловянной глазурью (белый) и свинцово-оловянно-медной глазурью (бирюзовый). Керамика со свинцовой поливой, как и в предыдущий период, преобладает в количественном отношении над другими видами, также как краснофонная посуда над керамикой со светлым тоном.

 

Редко встречается посуда с чёрным фоном, украшенная пернатыми. Закрытые формы предыдущего периода продолжают существовать, не изменяясь конструктивно. Несколько изменяется орнаментация, в которой замена словестного пожелания счастья символом и осмыслением его по-новому местными керамистами, выработка в результате стилизации и обобщения универсальных узоров (головка и крылья птицы) для создания новых орнаментов, стремление перенести математическую точность архитектурной мысли на украшение керамики. Если для керамики начала XI в. характерно сочетание древних и новых орнаментов, то для конца XI – нач. XII в. преимущественны те поиски нового, что определяет эту эпоху, отвечая её художественным вкусам и идеалам. Такое радикальное изменение в орнаментации – результат социально-экономических и этнических процессов в общественной жизни, о чём говорит сравнительный анализ керамики. Эпиграфика Х в. призывала к учению, терпению, щедрости, а на посуде XI-XII вв. – лишь сочетание отдельных букв, украшающих лишь определённую часть сосуда. Если петух, голубь, орёл, лев имели в орнаментации посуды помимо декоративных качеств определённое содержание, которое они выражали на посуде этого времени пернатое или часть его – декоративное пятно, не более. Керамика XI-XII вв. получила многие узоры, которых не было в предыдущий период.

 

Керамика конца XII – начала XIII в.

В этот период на поливной керамике встречается вырезная техника, которая применяется в зависимости от конструктивных особенностей части формы.

 

На бортах фон углубляется, на дне вырезается, а орнамент становится рельефным, приобретая форму налепа.

 

Для этого периода характерно господство орнаментального направления. Пернатые превращаются в фантастические символы. Большое значение приобретают геометрические фигуры.

 

Широко распространяется посуда из кашина, на примере которой ярче всего выступает её декоративность. Декоративность создала искусство узора, который обладает сложным орнаментальным ритмом и ярким колоритом, строится логически строго, математически чётко и характеризуется большой одухотворяющей силой художественной фантазии.

 

Разделы: «История Самарканда»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»