Медресе Улугбека.



Если от ансамбля Пои-Калян пройти через купол Таки-Заргарон, то попадёшь на улицу, ведущую на восток, к былым воротам мазара. Здесь сложился ещё один средневековый ансамбль Кош-медресе, соединяющий мастерство двух эпох зодчества – XV и XVII веков. В него входят два замечательных памятника архитектуры – медресе улугбека и медресе Абдулазис-хана.

 

Просвещённый правитель Улугбек построил в XV в. три медресе – в Бухаре, Самарканде и Гиждуване. Бухарское – старейшее из сохранившихся в Средней Азии, было возведено в 1417 г. Оно послужило прообразом для архитектурных сооружений этого рода. Оно меньше самаркандского по масштабам, проще по планировке, гораздо скромнее по отделке.

 

Фасад акцентирован пештаком с арочным входом. Арку обрамляет жгут, что характерно для XV в. Углы главного фасада закреплены круглыми башнями, а участки между башнями и порталом заняты в два яруса арками.

 

Выкладки из поливных кирпичей, формирующих геометрические узоры и куфические надписи в оформлении внешних и внутренних фасадов, очень искусны, но мозаичный и майоликовый декор довольно скромен. Немногое сохранилось от XV в., так как уже при большом ремонте 1585 г. грубоватые майоликовые облицовки заменили выпавшие изразцы.

 

В тимпане портала указано имя зодчего, строившего медресе, - Исмаил ибн Тахир ибн Махмуд Исфагани. Возможно, он был внуком Махмуда Исфагани, строившего ансамбль Мухаммеда-Султана в Самарканде.

 

Интересную архитектурную деталь составляет дверь, украшенная тонкими столярными наборами. В верхней части двери вырезан афоризм: «Стремление к знанию – обязанность каждого мусульманина и мусульманки», а надпись на бронзовой пластинке для стука в дверь гласила: «Над кругом людей, осведомлённых в книжной мудрости, да будут каждый миг открыты двери божьего благословения».

 

На поперечной оси входного вестибюля – мион-сарая – расположены купольные залы дарсханы и мечети. Главная достопримечательность мион-сарая – его перекрытия. Зодчие создали здесь 12-гранные низкие куполки, выложенные шлифованным кирпичом рисунком «в паутину», с вкраплениями голубых и синих изразцов, которые впоследствии воспроизводились в Мири-Арабе и других медресе.

 

Из вестибюля коленчато-изломанные переходы ведут в квадратный двухайванный двор, который огибают в два яруса жилые худжры.

 

Облик медресе Улугбека, который характеризует благородная простота и ясность архитектурного решения, как нельзя более отвечает идее средневекового «дома науки».

В своё время медресе были очагами просвещения. Мы знаем о тамошней жизни и преподавании очень немного, главным образом, со слов Содриддина Айни. Но ведь его воспоминания относятся к самому последнему периоду Бухарского эмирата, когда древняя культура полностью выродилась.

 

Некогда было совсем не так. Несмотря на то, что в духовном училище преподавались, прежде всего, религиозные дисциплины, здесь знакомились также со всеми вообще научными познаниями времени. Наряду с богословием в медресе преподавалось много наук светского характера: философия, логика, риторика, каллиграфия, арабский и персидский языки, музыка, юриспруденция, медицина, география, анатомия, математика, естествознание. Недаром из медресе вышли учёные, поэты и мыслители азиатского средневековья.

 

Как рассказывает один из первых русских путешественников, посетивших Бухару и оставивших тщательное её описание, Н.Ханыков (1841 г.), обучение в медресе в XIX в. длилось от 15 до 20 лет. Занятия шли ежедневно от восхода до заката солнца, кроме пятницы и четверга. Летом было три каникулярных месяца.

 

За это время мулло-бача (студент) должен был проштудировать и заучить 137 книг. Н.Ханыков точно называет именно это число. Среди окончивших курс в медресе было немало превосходных знатоков арабского языка и схоластической теологии. Преподавание велось свободно.  Мулло-бача мог посещать лекции в любом из городских медресе и проходить курс у любого мударриса – руководителя знаний. Занятия шли своеобразно: это практически был вольный диспут между студентами, который направлял в нужное русло сам мударрис. Бесконечные споры, конечно, затягивали изучение того или иного труда, но они же и приучали студентов к живой полемике, воспитывали в них находчивость и остроумие неожиданных поворотов мысли.

 

В Бухаре в XIX в. насчитывалось 10 тысяч студентов. Это была весьма значительная и влиятельная часть городского населения, у которой искали популярности даже очень почётные люди. Мулло-бача автоматически считался тот, кто занимался в любом из городских медресе келью-худжру.

 

Жилые худжры -  неизменная принадлежность медресе. Они и определяют архитектурную функциональность здания. В них студенты жили на протяжении всего срока обучения. Худжра представляла собой однокамерное или двухкамерное жилище секционного типа, с лоджией-айваном перед входом на первом этаже и проходной галереей – на втором. В классических секционных схемах XV – XVI вв. худжры, как правило, прямоугольные, площадью 10-15 кв. метров (3х3, 3х5 м). Жилую ячейку иногда усовершенствовали введением дополнительных каморок по периметру наружных стен (медресе Мухаммед-Амин-хана, Мухаммед-Рахим-хана, Кызы-Калян в Хиве). Худжры освещались оконцами над дверью и проветривались с помощью небольших вентиляционных отверстий, выведенных на боковые и задние фасады здания. Для отопления применялись сандалы и жаровни. Второе отделение в двухкамерных худжрах служило кладовой. Худжра была рассчитана на проживание двух студентов или одного преподавателя без семьи.

 

Число жилых и общественных помещений, штат медресе определялись вакуфным документом - . Вакф – имущественный институт в исламе, устанавливающий размеры владений и доходов в пользу того или иного учреждения (медресе, мечети и др.). Вакуфный документ самаркандского медресе Ибрагима Тамгач-хана (1065/66 г.) свидетельствует о наличии в медресе мечети, аудиторий-дарсхана разного назначения (для громкого чтения Корана для изучения литературы – адаб, для занятий наукой – илм), библиотека, жилые худжры вокруг двора и сад. В штате медресе указано 9 должностей (управляющий, преподаватели Корана, фикха, литературы, чтец Корана, кассир, два дворника, библиотекарь). По вакфу в нём должно было обучаться 50 студентов.

 

Ещё более полный состав помещений фиксирует вакуфный документ Ходжа Ахрара (XV в.) в медресе близ Кабула: несколько помещений для занятий (дарсхана), мечеть с двумя подсобными худжрами, крытый въезд – далон с пештаком, школа (мактаб), баня (хамом), помещение для питьевой воды (сикайа), туалетная (мустарах), домик с айваном неизвестного назначения (саррача), зал для собраний (джамаатхана), худжры для 20 студентов, учившихся у 2 мударрисов группами по 10 человек. В штате медресе были имам, муэдзин, зав. начальной школы, 4 чтеца Корана, 4 служителя при бане и для уборки двора, помещений и участка медресе, человек для поддержания чистоты в туалете и водовоз, доставлявший ежедневно питьевую воду. Число учащихся и постоянно проживающих в медресе сотрудников было велико. Сотни студентов вмещали медресе XI – XII вв. в Мерве, до 1000 учащихся жило в бухарских медресе XIII в. Масудийе и Ханийе.

 

Таким образом, архитектурный облик, размеры зданий и число жилых и общественных помещений медресе были различными.                       Андреева Н. М.

 

Ссылки:

Также читаем: