Медресе Мири-Араб.



Строго на оси с порталом мечети Калян, в приёме «кош» высится портал другого здания – медресе Мири-Араб, приподнятого из-за понижения площади на восток на возвышенной платформе. Это – один из лучших памятников архитектурной школы Бухары XVI в.

 

Архитектурный облик медресе традиционен. Главный фасад с башенками-гульдаста на углах, в центре подчёркнут порталом, к которому примыкают двухъярусные лоджии; за ними вздымаются два купола дарсханы (справа) и мечети (слева), приподнятые над стройными цилиндрическими барабанами. Попытки обновить шаблонную композиционную тему, ограничиваются лишь деталями: ниша портала не прямая, а полувосьмигранная, дворовый айваны чрезмерно вытянуты вверх.

 

В этом памятнике, претерпевшим катастрофические разрушения, были восстановлены верх портала и всё северное крыло главного фасада, укреплены конструкции куполов и дворовых аркад.

 

Архитектурный орнамент Мири-Араб ещё целиком следует великолепию позднетимуридских сооружений. Наборные резные мозаики заливают яркой синевой входной пештак, дворовые айваны, тимпаны лоджий-ниш. Тонкая многоцветная стилизованно-растительная орнаментация, обилие надписей замысловато переплетённого почерка сульс, фигурные выкладки из цветных кирпичей гармонично распределены на стенах, устоях, сводах и арках памятника.

 

Черты новизны видны главным образом в интерьерах медресе. Эта архитектура декоративных сводов, виртуозное мастерство геометров в зодческом и прикладном искусстве. Особенно проявилось это в разработке подкупольных конструкций. Главным приёмом были пересекающиеся арки, несущие купол уменьшенного диаметра по сравнению с подкупольным квадратом. На ветки основных арок опирались дополнительные рёбра из алебастра, просветы заполнялись кирпичной кладкой в «ёлку», образуя щитовидные паруса, перерастающие в сетчатый декор. Появились даже целые декоративные своды – гирихи с голубыми майоликовыми полосками и фигурными вставками в прорези терракотового фона.

 

Входная группа медресе состоит обычно из пештака и купольного вестибюля. Прямой выход во двор закрывается стеной или ажурной решёткой для зрительной изоляции. Во двор ведут Г-образные боковые проходы, представляющие анфиладу открытых купольных отсеков. Поперечную ось вестибюлей замыкают на концах общественные залы мечети и аудитории-дарсхана. Очень часто дарсхана во входной части превращались в усыпальницы. Так произошло и с медресе Мири-Араб.

 

Сооружение медресе было закончено к 1535/36 г., хотя уже в 1530 г. осуществлялось нанесение мозаичного декора. Таким образом, начало строительства падает, по крайней мере, на 20-е годы XVI в. Строителем его был шейх Мири-Араб Йеменский, имевший большое влияние на правившего тогда Убайдулла-хана.

 

В XVI в. политической и духовной жизни Средней Азии всё более возрастает роль мусульманского духовенства. Видные шейхи, члены духовных династий, возводивших свою генеалогию к пророку Мухаммеду или его знаменитым сподвижникам, властно вмешиваются в дела государства, опутывают массы народа нитями догматических запретов и установлений. Давно позабыты были аскетические нормы подвижнической жизни – как правило, шейхи входят в разряд крупнейших феодальных владетелей, чьё имущество не знало счёта, а богатство приумножалось изо дня в день. Влияние этих клерикальных фигур на Шебанидов было огромно, ни одно из значительных государственных дел не обходилось без их завуалированного участия или прямого вмешательства. Строились, как правило, здания культового назначения – медресе, ханаки, мечети. Порой строителями были сами шейхи, но чаще, в целях снискания благосклонности духовных диктаторов, ханы или видные вельможи тратили огромные средства, превращая возведение такого рода сооружений в акт показного благочестия.

 

Медресе Мири-Араб возникло буквально на человеческих слезах и горе. Хотя законодательство ислама воспрещало обращение в рабство мусульман, отражением иступлённой борьбы между сторонниками двух мусульманских течений – суннитами и шиитами, - которое обострилось к XVI в., была продажа в рабство Убайдулла-ханом 3 тысячи персидских женщин и мужчин. Вырученные от продажи средства были переданы Мири-Арабу на постройку медресе.

 

Шейх Мири-Араб был после смерти погребён в помещении дарсханы медресе. Здесь же был захоронен и Убайдулла-хан. Прошли те времена, когда правители и знать возводили для себя и своих сородичей парадные усыпальницы; отныне даже государь довольствовался погребением рядом с шейхом.

 

Строительство медресе Мири-Араб было завершено формирование ансамбля Пои-Калян. Поставленные на одной оси, мечеть и медресе не просто образуют ансамбль «кош». Здесь возникает особая площадь-«карман», отходящая от главной торговой магистрали в глубь плотной внутриквартальной застройки.

 

Пои-Калян – это образцовый ансамбль зданий общественно-религиозного назначения, один из главных композиционных центров позднефеодальной Бухары. Вырываясь из густой застройки жилых кварталов шахристана, из узкого русла торговой магистрали, площадь»-карман не только дала разгрузку движения, но и неожиданную зрительную разрядку.

 

Ещё в Х в. арабский географ Макдиси, характеризуя среднеазиатские города, писал, что в них, «по обычаю, напротив минбара – лавка и напротив дворца – площадь». В этом афоризме отражена специфика застройки средневековых городов Востока, где культовые постройки располагались среди сутолоки базаров, входя в повседневную шумную торгово-ремесленную жизнь городского населения. Так и в Бухаре: рядом с мечетью Калян и медресе Мири-Араб стоит одно из главных базарных сооружений XVI в. – Таки-Заргарон, от которого тянется цепочка других аналогичных зданий.                       Андреева Н. М.

 

Ссылки:

Также читаем: