Управление и финансы в узбекских ханствах.


Самарканд


По своему политическому устройству узбекские ханства отличались от мусульманских государств Ближнего Востока (Турции, Ирана, Египта), которые были в тесном соприкосновении с европейскими государствами.

 

В XIX в. во главе Бухарского ханства стоял эмир (князь). Этот арабский титул означал, что он правитель лишь одной из областей единого мусульманского государства, во главе которого стоит халиф – наместник Мухаммеда. Но эмир бухарский был неограниченным властелином одного государства. Подобно эмиру бухарскому, те же права присвоили себе и ханы Хивинского и Кокандского государств. Особого государственного бюджета у них не было. Имущество или казана были эмирскими или ханскими.

 

Верховным правителем Хивы был хан из узбекского племени кунграт. Для обсуждения различных государственных вопросов Мухаммед-Рахим-хан I (1806-1825) учредил диван, т.е. совет, состоящий из именитых сановников.

 

Высшая административная власть в Бухаре принадлежала первому сановнику в стране и заместителю эмира – кушбеги, который был старшим визиром (премьером). Он же был правителем бухарского вилайета (из 10 районов или туманов). Кушбеги жил в арке, где и эмир. Ему подчинялись хакимы или беки. Вторым лицом был кушбеги-и паян (нижний), живший у подножья арка (ведал финансовой частью), потом – начальник гарнизона – топчибаши-и-лошкар (начальник войсковой артиллерии) и т.д. Был громоздкий аппарат, состоявший из высших и мелких чиновников. Примерно такое же административное управление характерно для Хивы и Коканда.

 

Местное правление осуществлялось через правителей областей (вилайетов), которые называли себя по-арабски «мир» или «хоким», а по-узбекски - «бек». Амлякдары собирали государственные подати через аксакалов (сельских старост), аминов (сборщиков налогов), мирабов (водных надзерателей) и пр. Полицейские обязанности исполняли нукеры. В сельских местностях власть принадлежала даругам (начальникам района) и т.д. Управление городами находилось в руках хакимов, их помошников – юзбаши и кедхуда..

Ближайшем сотрудником эмира в Бухаре был назначаемым им верховный судья – кази-калян. Поскольку суд считался независимым от администрации, то судья равнялся по значению правителю (хокиму, миру или беку). Судья вершил дела по шариату, т.е. мусульманскому религиозному праву, основанному на Коране, предания о действиях и словах Мухаммеда. Решение судьи обычно обжалованию не подлежало. В затруднительных случаях судья сам передавал дело учёным богословам – улема. На смертную казнь судья должен был испрашивать разрешения эмира. Приговор приводился в исполнение тут же. Наказанием могли быть: штраф, заключение в тюрьму, наказание палками или отсечение кисти руки или ноги (за воровство) с погружением в кипящее масло. Ни предварительного следствия, ни защитников не было. За серьёзные проступки сбрасывали с высокого минарета. При наличии влиятельных родственников, друзей можно было откупиться.

Большую роль играли муфтии, назначавшиеся эмиром из лучших законоведов. Муфти составляли фетву или ревоят, т.е. юридическое заключение. Фетва составлялась муфтием по просьбе заинтересованной стороны, скреплялась его печатью или несколькими печатями муфтиев, а затем предъявлялась судье, который на её основании выносил решение. В городах были судьи (казии), подчинявшиеся главному судье столицы.

Некоторые племена имели своих судей, например, у каракалпаков были свои казии. По уголовным делам они тоже, как в Бухаре, наказывали жестоко: били палками, резали уши, нос, рубили головы, сажали на кол.

 

После верховного судьи важное место во всех трёх ханствах занимал раис (начальник) или мухтасиб (в Коканде), в обязанности которого входил надзор за поведением жителей. Раис посещал мечеть и по спискам проверял всех присутствующих, ездил по базарам, проверял правильность мер и весов. Раису Бухары подчинялись раисы других городов и мест.

Полицейская часть была в руках миршабов, а в Коканде – курбаши. Миршаб с патрулями ночью обходил базары, улицы и забирал встречных людей (исключая врачей и повивальных бабок).

 

Налоговая система была та же, что и ранее: поземельный харадж, правда, часть его взымалась деньгами, а часть – зерном. Амлякдар (сборщик налогов) определял налог на глазок. Из других налогов практиковался закят с имущества (главным образом с товаров и купеческих денег), со скота, аминана – верноподданнический налог, размером в 1,5% стоимости товаров или имущества богатых горожан, маклерские сборы – даллали, специальные пошлины (бадж) с грузов, перевозившихся с одного вилайета в другой, супули – за перевозку через реку, пули-тахта-джой – за базарные места и т.п.

Сельское население, помимо поземельной подати, платило особый налог за огород, сад (танап-пули), с клеверных полей (алаф-пули); кош-пули – за 1 пару рабочего скота, с пары голов лошадей или быков – яксара и т.п.

 

Натуральные повинности брались зерном, деньгами, водой. Очистка, рытьё, исправление оросительных каналов лежали бременем на всём населении.

 

Помимо законных податей, были подати по товарным сделкам по особым ярлыкам. Это рождало произвол, своеобразные займы, иногда их брали два-три раза в год. Произвол доходил до того, что в Кокандском ханстве, например, Худояр-хан ввёл налоги с не фруктовых деревьев, с дикорастущего сорняка (верблюжий колючки), с сена, хвороста для топлива и т.п.

 

К середине XIX в. войско в Бухаре составляло 40-50 тыс. человек. Армия состояла из постоянного войска и ополчения. У воинов были на вооружении фитильные ружья, шашки, сабли, палицы, пики с металлическими наконечниками, примитивная артиллерия, стрелявшая ядрами с неподвижных лафетов. Военные были единственными служащими, получавшими месячное жалование.

 

В хивинской армии каждый туркмен-всадник вёл с собой двух верблюдов. Возвратившись из похода, всадник получал вознаграждение. Земледельческое население должно было явиться на службу с конём, оружием и содержанием. Жалование нукеры не получали, но им давали освобождённую от налогов землю. Пехота состояла из джемшидов (иранского племени), частью из арабов – иранцев и курдов; ханская гвардия – из узбеков.

 

Статьи из раздела: «Часть 2»