Торговые здания.



«Каждый караван-сарай походит на рынок какого-нибудь другого города». Ибн Хаукаль, Х в.

 

В предарабское время торговля в Средней Азии была высокоразвита и имела форму регулярных международных, межрайонных и внутригородских рынков. Торговлей занималось половина жителей Согда. Согдийские купцы выступали посредниками в мировой торговле. Продукцию ремесленных центров вывозили в Переднюю Азию и Китай. 

Городские рынки служили ареной обмена продукции оседлых и кочевых народов. Через Среднюю Азию и Казахстан пролегали многочисленные караванные пути, по которым шла согдийская колонизация, основывались укреплённые поселения, фактории, разраставшиеся в города. Торговые пути и сложившиеся рынки функционировали и в развитом средневековье. Потребности этой важной деятельности привели к необходимости строительства соответствующих зданий, обслуживающих ремесленное производство, сбыт продукции, обеспечение временного пристанища и безопасности караванов (склады товаров, охрана, жилище гостиничного типа для купцов и погонщиков, стояла для вьючных животных вдоль дорог и городах, конторы для административных и финансовых операций).

 

Городские торговые центры

 

Внутригородские рынки согдийцев арабские источники называют «сук» и «асвак», персидские – «базар». Слово «сук» обозначало место торговли: базар и торгующую улицу с рядами лавок. Древнейший авестийский термин «чаврусук» дословно обозначает «четырёхсторонний» рынок, аналог современному чахарсу или в стяженной форме «чорсу». В персидских текстах ему соответствует «чахар-базар», что свидетельствует о существовании торгового центра на перекрёстке улиц, составлявшем, возможно, уже тогда одно целое с торговым зданием на этом месте, отчего название перекрёстка и объединялось с пассажем – чорсу. В небольших шахристанах средневековых городов пассаж, как правило, оказывался в самом центре города, на перекрёстке основных магистралей, но нередки случаи его возведения и в рабадах.

 

Крытые базары в доисламской Бухаре, Испиджабе и Уштуркете в согдийских текстах и у Мукаддаси (Х в.) называются одинаково тимами. Торговля была организована и на внутриквартальных базарах – двориках, обнесённых лавками ремесленников. Источники дают основание считать, что уже в доарабское время сложилась дифференциация базаров по видам ремесла; специализированное здание «тим» означало лишь функцию, оно относилось и к отдельным постройкам, и к специализированным торговым рядам.

 

Такое положение сохранилось и в эпоху развитого средневековья. Слово «тим» соответствовало хорасанскому «хан», т.е. гостиница, постоялый двор, что подтверждает «Толковый персидский словарь», где «хан» трактуется как синоним «тима», «караван-сарая» и арабского «манзил» - здания для торговли и жилища. Это свидетельствует о совмещении функций жилища и торговли в зданиях с такими названиями, что подтверждается и документом XI в. (вакф-намэ Ибрагим-тамгач-хана), где в составе помещений хана, караван-сарая и тима перечисляются одинаковые части: наличие лавок в гостиницах и жилища в тимах, как это известно, по позднесредневековой архитектуре Исфахана. Многофункциональность городских караван-сараев отмечают Ибн Хаукаль и Носир Хисроу: «Я видел там (в Мисре) караван-сарай, где жили торговцы касабом, в нижнем этаже жили портные, а в верхнем – штопальщики. В Исфагане на улице Вышивальщиков было 50 караван-сараев, в каждом из них жило много торговцев и жильцов».

 

Таким образом, в городском караван-сарае объединялись функции временного жилища, общежития, производства и торговли. К XI в. товарно-денежные отношения приобрели характер кредитно-вексельной системы, что привело к созданию специализированных финансовых контор менял-саррафов, входивших в базарные комплексы.

 

По источникам домонгольский базар Самарканда был крупным торговым центром со специализированными рядами, караван-сараями; то же значение он сохранял в XV-XVI вв. В зоне городской торговли концентрировались все виды общественных зданий, включая и культурные: соборные мечети, медресе неизменно размещались среди базаров. 

Превращение средневекового базара в универсальный общественный комплекс отражало объективный процесс градообразования, отмечаемый и в других странах средневекового мира. Гостиничные здания размещались и в торговых центрах городов, на дорогах, у городских ворот как постоянное торговое представительство районных поставщиков – деревень.

 

Придорожное торгово-оборонительное строительство

 

Вдоль караванных путей строились и подворья гостиничного назначения. У согдийцев гостиницы назывались «испене»; это название до сих пор сохранилось в одном из кишлаков Бухарской области Подворья-испене ставились Диваштичем вдоль Зеравшана; они же служили почтовыми станциями.

 

Обычай строительство укреплённых станций вдоль дорог сложился в Центральной Азии и на Ближнем Востоке задолго до того, как арабами был учреждён этот вид военно-миссионерской деятельности (VIII в.). В Средней Азии в IX-X вв. их строительство было массовым. Уже в источниках Х в. рабат служил синонимом караван-сарая: так, рабат Худайсер близ Джизака «построил Афшин, и это самый большой из всех караван-сараев. У жителей Самарканда нет рабата, который был бы лучше этого. Посреди рабата течёт источник, а над источником сооружены купола». Рабатами мог воспользоваться и путешественник. Укреплённые караван-сараи устраивались на расстоянии одного дня пути, их строительство не прекращалось всё тысячелетие, так как считалось одним из видов благотворительности. К XII в. военное значение было утрачено. В XIX в. рабаты-гостиницы выродились в каркасные подворья, в которых сохранились остатки мехмонхоны, отделанные в духе дворцового строительства бухарской школы зодчества.

 

Архитектурная организация торговых зданий, известная по памятникам X-XIX вв., выразилась в однокамерных, блокированных, секционных, многокамерных, дворовых и многодворовых композициях, единых для городских и придорожных торговых зданий.

 

Однокамерная секция

 

Однокамерная секция: дуккан. Дуккан вообще – постройка  плоской крышей. В торговле – это лавка, сочетавшая производство и сбыт, или только ремесленная мастерская, или только торговая точка. О базарных лавках-дукканах встречаются многочисленные упоминания в исторических документах – вакф-намэ, относящихся к Самарканду XI в., XV-XVI вв. и в описаниях самаркандских и бухарских базаров XIX в. Там же можно почерпнуть сведения и об архитектуре: «Ещё в числе построек и насаждений два дуккана с айваном… в начале базара, расположенного между медресе и ханаках павшего жертвой султана (Улугбека)», …»каждый из этих девяти дукканов состоит из айвана и помещения с деревянной крышей, …»ещё один дуккан, …состоящий из дома и айвана с деревянной крышей».

 

Итак, дуккан – отдельно стоящее однокамерное здание с айваном. Блокировка таких зданий создавала торговые ряды – раста, причём была и двухэтажной, коттеджного типа; помещения обоих этажей составляли один дуккан.

 

Наличие верхних помещений подтверждается в литературных источниках XVI в., в частности, мемуарах Зейн ад-Дина Васифи, события в которых часто происходят на гератском базаре. Для литературного клуба в лавке родственника Зейн-ад-Дина была приспособлена балахана, устланная паласами. Таким образом, структура дукканов аналогична простейшему жилищу. Лавка-дуккан может иметь также вид простого навеса-айвана, как летний дом в сельских местностях: «…И ещё (продали мы) в Самарканде на базаре Хавадж-фурашан полностью один дуккан, имеющий одну стену и крышу». Лавка-дуккан, вписанная в караван-сарай или крытую улицу в виде комнаты с входной нишей-айваном перед ней, известна и по сохранившимся памятникам (Кальта-сарай XVI., «медресе» Диван-беги XVII в. в Бухаре, караван-сарай Аллакули-хана XIX в. в Хиве и др.).

 

Многокамерные торговые здания

 

Крытые улицы. Традиция расположения базаров вдоль городских магистралей восточного города имеет свои истоки в античности, а в раннем средневековье получила материальное подтверждение в раскопках Пенджикента. Описания «красивых крытых базаров» Х в. оставили арабские историки. Крытые базарные улицы средневековых шахристанов Средней Азии тянулись от центральных перекрёстков в направлении всех четырёх ворот города, при этом, судя по торговому комплексу XII в. в Ярбекире, лавки имели секционное строение.

 

Двухъярусные, крытые куполами на световых фонарях улицы с лавками по сторонам, пересекавшие весь город, известны по летописям эпохи Тимура и Тимуридов в Самарканде, Герате, Исфагане. Дженкинсон  застал такую же улицу в 1558 г.: «В городе (Ургенче) есть одна длинная улица, покрытая сверху, которая служит местом для рынка». Оживлённые, крытые навесами ряды-раста тянулись вдоль шахристана Бухары. 

Многовековой опыт воспроизведения этих зданий привёл к их свободному варьированию на любых участках, в комплексе с другими зданиями – в зависимости от градостроительной ситуации. Так и зодчие Хивы начала XIX в. пришли к композиции выдвинутого в рабат от городской стены длинного пассажа, совмещённого с восточными воротами Ичан-калы, Палван-дарваза, где по сторонам от перекрытого цепочкой куполов проезда за стрельчатыми нишами помещались сводчатые лавчонки.

 

Итак, суть приёма многокамерных торговых улиц – сочетание анфилады купольных отсеков в проезжей части с секционным строением торговых точек-дукканов по сторонам от неё и линейное развитие пространства. Торговые улицы выполнялись в лёгких каркасных конструкциях. Таков, например старейший крытый рынок – тим в Оше -  надземный туннель протяжённостью до 800 метров с камышовым покрытием. По сторонам его тянулись двухкамерные секции – лавки-комнаты, где работал и продавал товар ремесленник, и кладовые товарных запасов.

 

Пассажи (чорсу, так, тим)

 

Установлено, что чахарсу – главным образом перекрёсток магестралей. Функция торговли и возведение в этом месте специального здания вторичны; в этом отличие чорсу от чисто базарного перекрёстка, отмеченного купольным торговым пассажем – таком. Компактные центрально-купольные торговые пассажи или «купола», специализировавшиеся на продаже одного вида товаров, были или замкнутыми и располагались вдали от проезжей части дороги, или проходными, если стояли на перекрёстках магистралей. Принципиальная схема таков, судя по сохранившимся памятникам Бухары, та же, что и в чорсу: многокамерное, центрическое, квадратное или гранённое в плане здание, с купольным залом, выделенным пилонами и обходной галереей, крытой мелкими куполами. Многочисленные ниши, врезанные в стены галереи и пилоны, служили лавками.

 

Самое древнее известное чорсу – в недостроенном комплексе Ярбекира. На пересечении торговых улиц образовано квадратное многокамерное строение, облицованное жжёным кирпичом, с восемью мелкими помещениями в углах. Строительство прервалось монгольским нашествием. Скорее всего, была запроектирована двухэтажная постройка с двусветным центральным залом – чорсу XII в. Торговые пассажи не повторяют друг друга и в сохранившихся образцах XV-XVI вв.: Токи-Заргарон, Токи-Саррафон, Токи-Фурушон в Бухаре Чорсу в Шахресадзе и Самарканде решены индивидуально при едином типе здания. Тим определённого композиционного строения не имеет, многокамерная структура гибко адаптируется к условиям участка (фасадная композиция в тиме Абдулла-хана в Бухаре, продольно осевая в тиме Аллакули-хана в Хиве и Оше).

 

Таким образом, признак така – его центрально-купольная организация; признак тима – секционная структура торговых мест, воплощаемая в линейной, продольно-осевой или дворовой пространственной организации (разрешение единой функции во множестве форм).

 

Многокамерные крытые караван-сараи

 

Истоки этого типа зданий можно усмотреть в многокамерном сельском жилище, где различаются внутри прямоугольника или квадрата стен композиции центрические и Т-образные. Памятники этого типа редки. В кёшке-рабаде ат-Тахмаладж IX-X вв. композиция центрическая девяти камерная. В квадратное здание вписано девять одинаковых квадратных отсеков, связанных между собой. К этому жилищу примыкал квадратный двор, так что в целом композиция была двухчастная, продольно-осевая.

 

Караван-сараи и рабаты дворового типа

 

Это наиболее многочисленная типологическая группа. Среди них выделяются: однодворовые, двухдворовые и многодворовые композиции с внутренними подразделениями по основному типологическому приёму.

 

Однодворовые караван-сараи. Считается, что прообразом их послужили римские форты-кастеллумы, возводившиеся на границах империи, рассчитанные на среднее войсковое подразделение – легион (100-300 человек). К началу IV в. н.э. кастеллум сложился в виде квадратного замка с мощными стенами и башнями, донжоном и казармами вокруг внутреннего дворика. Однако подобные укрепления существовали ещё в древнем Иране: ахемениды строили их и на завоёванных территориях для контроля над ирригационными системами.

 

Архаические укрепления типа, в который отлился значительно позже «кастеллум», прослеживаются в харасанском и бактрийском зодчестве IV-III вв. до н.э.: в Хорезме (Тупрак-кала), в Мерве, в ахеменидской Бактрии. Этот же тип в позднесасанидскую эпоху известен на Иранском плато. Сасанидские укрепления – глинобитные, квадратные, с толстыми стенами (сторона 50-80 м) и массивными башнями, окружены рвами, с командным пунктом – донжоном внутри. Это Кала-Кадым, Рабати-Керим, Рабати-Султан, VI в. н.э. в Иране.

 

В доарабское время определились два ведущих планировочных приёма: с галереями по периметру двора (галерейный тип) и с рядом примыкающих торцами ко двору сводчатых помещений (секционный тип). Они были восприняты арабами и проявились в их первых же постройках VII в. – Чахи-сия-Кадим, Кала-и-Атабаки в Иране.

 

Секционный тип постройки воспринят средневековьем и зафиксирован в памятниках Хорасана X-XII вв. (Рабати-тюрк, ад-Хадид, ад-Диваб, Кызылча-кала, Акча-кала, Сулитепе, Оде-Мерген), в хорезмских караван-сараях IX-X вв. Талайхан-ата и Ак-Яйла, круглого абриса в плане, но с квадратным двором, обстроенном помещениями и навесами, в рабате Белеули в Хорезме – прямоугольного абриса с выделением общественных залов во входной и тыльной части, в Сурхандарьинской области XI-XII вв. в сырцовом рабате Чолпон-ата. Тот же тип имеет караван-сарай (XV в.) Мирзои на самаркандском Регистане, а также Уч-кудук (XV в.) на отдалённом от культурных центров плато Устюрт.

 

Тип проходил через века и страны неизменным. В XVI-XIX вв. он воспроизводился независимо от размера и в городах, и в пригородных кирпичных и каркасных караван-сараях. Наиболее капитальный секционный памятник – рабат Бузачи XVI в. в Бухарском оазисе. В городских условиях на тесном участке наружный контур мог деформироваться, но принцип обстройки прямоугольного двора худжрами сохранился: таков Кальта-сарай, пристроенный к углу Таки-Фурушон в Бухаре. Последние по времени – капитальный секционный, однодворовый караван-сарай Аллакули-хана (1832-1833 гг.) с двухэтажной застройкой двора и лавками на главном фасаде, и подобный же караван-сарай в Шахрисабзе.

 

Галерейный тип обстройки двора известен в монументально архитектуре XII-XIII вв. Армении XIII-XVII вв. Ирана, но в Средней Азии он встречается в примитиве, в виде крытых навесов по примеру двора, обнесённых глинобитными или каркасными стенами. Среди них встроены две-три жилые комнаты; на втором этаже над ними располагаются худжры.

 

Галерейно-секционная композиция была наиболее употреблена в Иране и Средней Азии. Суть приёма – галереи примыкают к стенам по периметру, худжры окружают четырёхайванный двор – сохраняется независимо от того, как построена композиция с точки зрения восприятия памятника. В Иране есть центрические, фасадные, вытянутые по продольной или поперечной оси, октогональные; эти модификации лежат в области разновидностей внутри вида.

 

В Средней Азии встречается галерейно-секционный вариант однорядной застройки. К этой группе относятся караван-сараи на городище Кишмантепе IX-X вв. и в  Ал-Аскер XI-XII вв. Подобный же тип представлен в альбоме чертежей узбекского мастера XVI в.; в натуре его представляет Рабат Абдулла-хана в Караул-базаре (конец XVI в.).

 

Многодворовые рабаты и караван-сараи

 

Двухдворовые композиции известны ещё с эпохи желеха (объект 1 из Алтын-10). Она бытовала в III-V вв. Композиция из двух четырёхайванных дворов использовалась и в караван-сараях в средневековое время (XI-XIII вв. Акча-кала, Мансаф). Эта схема универсальна и отвечает множеству функций.

 

В позднефеодальной архитектуре двухдворовые караван-сараи не сохранились, если не считать перестроенного в медресе караван-сарая Диван-беги в Бухаре XVII в., имевшего два въезда – главный от Ляби-хауза и второй – на оси гостиного двора, ведущий во двор для вьючного скота. Первый двор решён в секционном приёме в два этажа, без айванов на осях.

 

Примером многодворовой композиции служит караван-сарай Рабати-Малик XI-XIII вв.