Смятение поэта.

Самарканд


Султан Джалолиддин Мангуберды: Историческая повесть, Х. Садыков.

   Грузинский поэт Турман Торэли уже шесть лет служил у Хорезмшаха в должности писаря при канцелярии Шихобиддина Мухаммада ан-Насави. В его обязанности входило описание истории Грузии и исполнение канцелярских поручений.

   Ан-Насави, как человек опытный, много видевший, знающий историю, очень уважал и считался с Торэли. Только в душе князя Торэли зрели совсем другие чувства – он мечтал отомстить Джалолиддину за пролитую кровь своих сограждан. Однажды он заметил, как мимо его шатра прошёл Хорезмшах. Султан шёл, пошатываясь. Неужели он пьян? Торэли осторожно пробрался к шатру султана. Крепко сжимая в руках кинжал, он заглянул внутрь. Джалолиддин стоял на коленях, низко склонившись над телом маленького сына. Торэли слышал, что у султана умер трёхлетний сын Каймакар. Согбенная фигура султана представляла собой печальное зрелище.

   Джалолиддин бережно провёл рукой по волнистым волосам ребёнка, коснулся глаз, которые закрылись навеки. Он стоял на коленях около уснувшего вечным сном сына и беззвучно плакал. При виде этой трагической картины Торэли выронил кинжал из рук. Услышав шорох, Хорезмшах вскочил на ноги, руки невольно потянулись к поясу, где висел кинжал. Глаза султана вспыхнули, как у тигра: кто бы ни появился перед ним – падёт замертво.

   Поэт не успел опомниться, как чьи-то руки схватили его сзади и потащили наружу. Ан-Насави оттолкнул Торэли в сторону от шатра, а сам подошёл к султану. Он прекрасно понял намерения Торэли, но, желая тому добра, спас его от явной смерти.

   Поэт долго не мог прийти в себя от всего происшедшего. Он никогда не предполагал, что может увидеть Хорезмшаха, этого прославленного, мужественного и сильного мужчину в столь подавленном, трагическом состоянии, и своим сердцем поэта понял, что никогда не сможет напасть на Хорезмшаха и убить его.

 

Разделы: «Султан Джалолиддин»

В раздел: «Легенды Статьи»


Статьи из раздела: «Часть 1»