Саманидские фельсы и дирхемы.



Каждый сезон раскопок на Афрасиабе приносит всё новые находки монет, в основном средневековых. Но монетные клады попадаются, конечно, гораздо реже. И можно считать, что очень повезло на одном из афрасиабских раскопов обнаружить клад медных монет.

 

Клад оказался сравнительно не большим – 42 монеты. Почти все они – саманидские фельсы, т. е. медные монеты, выпущенные правителями из династии Саманидов, которые в  IX– Xвв. владели большей частью Средней Азии, многими землями Ирана и Афганистана. В кладе есть фельсы создателя могущества Саманидского государства Исмаила ибн Ахмада (892 – 907 гг.), и его внука Насра ибн Ахмада (914 -943 гг.), правнука Нуха ибн Насра (943 – 954 гг.). Самая ранняя монета датируется 286 годом хиджры (т. е. 899 годом н. э.), самая поздняя – 348 годом хиджры, который приходится в основном на 959 год н. э., частью – на 960. Значит, исмаиловы монеты свободно обращались и через шестьдесят лет после выпуска. Впрочем, их оставалось, конечно, немного: из 40 саманидских фельсов только два чеканены Исмаилом.

 

В отличие от золотых и серебряных, средневековые медные монеты обычно не уходили далеко от места выпуска. Это видно и по нашему кладу, содержащему деньги только среднеазиатских монетных дворов: Бухары, Самарканда, Ферганы, а также ферганских городов Насрабада и Ахсикета, тогдашней столицы области. Больше всего бухарских фельсов (17), тогда как самаркандских только три, хотя клад и найден в Самарканде. Это, конечно, не случайно, тем более что и в другом, найденном ранее афрасиабском кладе примерно такое же соотношение. Но не следует из этого заключать, будто в торгово-экономическом отношении Самарканд отстаёт от Бухары. Ведь Бухара была столицей государства, и государства централизованного, с централизованной (в основном) чеканкой медной разменной монеты.

 

Чем же тогда объяснить большое число ферганских фельсов? Не противоречит ли она сказанному? Во-первых, Фергана – окраинная область, отдалённая от Бухары. Иной раз было проще изготовить деньги на месте, чем везти их из столицы. Во-вторых, Фергана граничила с «неверными», т. е. не мусульманам, от набегов которых наместники этой области должны были её защищать, получая за это от правительства весьма большие права и привилегии, в том числе очень доходное и престижное право монетной чеканки.

 

И действительно, на ахсикетских и ферганских фельсах из клада мы видим имя тамошнего правителя Малика ибн Шукртегина, а на монете Насрабада также имя его сына, Бакра ибн Малика. Как видно из этого факта, Бакр начинал свою карьеру владетелем одного из ферганских городов (с округой). Позднее он возвысился и дослужился до второго после государя поста в Самаркандской державе – сипахсалара Хорасана, т. е. наместника всех областей к югу от Амударьи.

 

На одном из фельсов уверенно читается дата выпуска – 340 (951-52 г.), место же чеканки сохранилось неважно. Похоже, однако, что это какой-то не известный прежде монетный двор, но нет, к сожалению, в кладе аналогичных экземпляров. На двух кружках, вопреки традиции, название города вообще не представлено. Возникает вопрос: сделано ли это сознательно или по недосмотру? Более правдоподобным представляется второе предположение. Ведь, на ферганском фельсе 331 г. (942-43 г.) вторая часть даты помещена под строкой, т. е. резчик монетного штемпеля сперва пропустил конец надписи с выпускными сведениями, но из-за недостатка места вынужден был вырезать его мелкими буковками выше строки.

 

Ещё более курьёзным выглядит случай с самаркандской монетой 346 г. (957-58 г.), которая в надписи совершенно определённо названа дирхемом, т. е. серебряной монетой. Но не верь глазам своим! Серебра здесь нет и в помине, а поверхность кружка насечками-резками, характерными именно для фельсов. Может быть, мастер по ошибки вырезал слово «дирхем» вместо слова «фельс»? Нет, такому предположению противоречит содержание надписей – упоминание халифа, выдержка из Корана, что свойственно именно для дирхемов. Серебряные монеты были крупнее медных, соответственно более крупными делались и штемпеля, а потому значительная часть надписей не уместилась на нашем курьёзном кружке. Стало быть, не остаётся сомнений в том, что штампами дирхема чеканен фельс.

 

Этот вывод порождает следующий вопрос: стремился ли мастер, изготовивший его, выдать его за дирхем, т. е. был ли он фальшивомонетчиком? Вопрос не праздный. Ведь несколько лет назад посчастливилось откапать на Афрасиабе фальшивый саманидский дирхем 362 г. (972-73 г.). Но тот был и по размерам крупнее, и насечек не имел, и сохранил местами остатки серебряной плёнки, которой нет на нашей загадочной монете. Значит, её не думали выдавать за серебряную, а лишь использовали штемпель дирхема по ошибке. Сама же ошибка наталкивает на мысль, что в это время в Самарканде чеканили не только дирхемы, но и фельсы, т. е. открывается факт, прежде не известный науке.

 

Совершенным особняком стоит монета, на которой помещены не арабские надписи, как на всех прочих, а очень схематизированные изображения бюста царя на лицевой стороне и алтаря огня со стражами по бокам на оборотной. Кружок этот – из категории так называемых «чёрных дирхемов», хорошо известных нумизматам, но во многом ещё загадочных. «Чёрными» они именовались, очевидно, потому, что в отличие от обычных серебряных («белых») монет, в большинстве своём были либо низкопробными («мухаммади»), либо вовсе без серебра («гитрифы»). Находка из клада явно принадлежит к числу «гитрифийских» дирхемов, которые по стоимости были намного выше фельсов, хотя тоже не содержали драгоценного металла.

 

В Средней Азии «чёрные дирхемы» встречаются довольно часто, в том числе целыми кладами, нередко большими, но, как правило, без примеси монет других категорий. И если клады саманидских фельсов вообще редки, то наш попросту уникален, поскольку впервые включает «чёрный дирхем».

 

Клад этот, конечно, невелик по размеру, но он и не мог быть крупным, так как хранился в небольшой, без всяких украшений глиняной копилке со щелью-прорезью. Ясно, что накапливался он постепенно  и принадлежал человеку (или семье) довольно скромного достатка. Невозможно установить, к сожалению, почему эти деньги так и небыли использованы по назначению, оставшись в земле – на радость археологам и нумизматам.

 

Разделы: «Статьи об истории»

В раздел: «Легенды Статьи»


Статьи из раздела: «Часть 1»