Предательство.

Самарканд


Султан Джалолиддин Мангуберды: Историческая повесть, Х. Садыков.

   Законно получивший титул Хорезмшаха, Джалолиддин вместе с братьями-принцами приехал в Ургенч. Кипчакские военачальники встретили их не очень приветливо, потому что кипчакская знать думала не столько о сражениях с монголами, сколько о захвате власти.

   Джалолиддин же, считавший своей главной задачей защиту государства от монголов, поднимал и сплачивал людей на борьбу против захватчиков.

   Такой требовательный правитель, разумеется, не нравился корыстным хакимам и своенравным военачальникам. Они воспринимали Джалолиддина как своего противника и начали борьбу против него. Корыстолюбивая знать также не желала признавать его в качестве верховного правителя.

   За действиями кипчаков стояла его бабушка Туркан-хатун, ненавидевшая Джалолиддина. Его младший брат Хумор Тегин был командиром девяностотысячного кипчакского войска, стоявшего в городе.

   В один из дней, когда султан Джалолиддин и Темур Малик занимались организацией обороны города, Хумор Тегин, вступив в сговор с Озлагшахом, выступил против Джалолиддина. Узнав об этом, Джалолиддин, не ожидавший такого коварства и предательства своего брата, с тремястами воинами покинул Ургенч. Это нанесло непоправимый урон обороне города. Хумор Тегин объявил себя султаном, а принцы Озлагшах и Щкшах, бывшие с ним в сговоре, вскоре после побега из города были перехвачены монголами в кишлаке Вашта в области Хабушони и казнены. Принц Рукниддин, младший брат Джалолиддина, при мужественной защите крепости Устунаванд был схвачен монголами и также казнён.

   Во время очередной осады монголами города Ургенча Хумор Тегин продемонстрировал свою трусость и безволие, предательски открыв ворота города и сдавшись врагу. Монголы почти без боя вошли в город, и овладели некоторыми кварталами.

   Только население Ургенча не желало сдаваться. Защитниками города руководил шейх Нажмиддин Кубро. Они укрепились на выстроенной, на реке Амударье плотине и нанесли немалый урон монголам. Три тысячи монгольских воинов пали под градом стрел при штурме плотины.

   В городе за каждую махаллю, каждую улицу шла ожесточённая борьба. Семидесяти шестилетний шейх Нажмиддин Кубро вдохновлял защитников города, призывая народ насмерть биться с монголами. Он героически погиб в бою за свободу.

   Чтобы уничтожить город и его гордое, отважное население, монголы открыли дамбу на Амударье, которая была построена для защиты города от наводнения. Ургенч оказался под водой. Часть городского населения угнали в Монголию, другую истребили. Город был практически сравнён с землёй. Однако в государстве борьба против монголов продолжалась.

   Монголы окружили и город Бухару. Амир Кутлуг и Хожиб Угул во главе тринадцатитысячного войска выступили из города и атаковали монголов. Они предпочитали смерть плену и лавиной налетели на вражеское войско. Монголы сделали вид, что растерялись от внезапного нападения, пришли в замешательство и начали постепенно отступать. Войско горожан увлеклось атакой и попало в засаду. Монголы с большими силами развернулись и обрушились на хорезмийцев. Они истребили всё их войско, а Бухару они сровняли с землёй.

   Султан Джалолиддин поклялся жестоко отомстить Чингисхану за превращённую в руины страну, за пролитую кровь и за погибших своих братьев Рукниддина, Озлагшаха и Окшаха.

Вместе с уцелевшим братом Гиесиддином он начал собирать новое войско – тех, кто предан своей родине. Однако монголы всячески мешали этому замыслу. Вблизи города Насы Джалолиддин с тремястами воинами был окружён отрядом монголов в семьсот человек. Это был жестокий и страшный бой. Испытанные и закалённые в боях джигиты Хорезмшаха разгромили вдвое превосходящих их численность монголов.

   После этой первой победы к Джалолиддину присоединился его дядя Амин ал-Мулк со своим десятитысячным войском. Они пришли к окружённому монголами городу Кандагару и три дня вели жестокий бой. Побеждённые монголы обратились в бегство. Битва при Кандагаре заставила их задуматься: до этого монголы повсюду, где бы они ни воевали, всегда оказывались победителями. Не было силы, способной противостоять им; в их представлении войны Хорезмшаха способны только бежать с поля боя, как трусливые серны. «Не умеющие вести бой люди не смогут противостоять нам», - думали монголы. Однако в Кандагарском сражении они увидели стойкость и силу хорезмийцев, готовых вцепиться в их горло и вырвать им сердце.

   После этого сражения Чингисхан был вынужден считаться с Джалолиддином как с серьёзным противником.

 

Разделы: «Султан Джалолиддин»

В раздел: «Легенды Статьи»


Статьи из раздела: «Часть 1»