Научные и учебные здания.



В IX-X вв. Восток стал «раем для учёных». Образовались учреждения, концертировавшие энциклопедические знания и кадры (академия, Дом науки, библиотека), и обсерватории, где производились специальные исследования.

 

Академии существовали на частных или благотворительных началах. Так, в Египте везир ибн Киллис основал академию, где содержал учёных, переписчиков и переплётчиков. Другой вельможа в 988 г. купил дом по соседству с мечетью Ал-Азхар и устроил в нём академию для 35 богословов. Знаменитая в XI в. академия Мамуна находилась в Хорезме. Тип здания неизвестен. Очевидно, что специальные здания для академий не строились, приспосабливались постройки иного назначения (жилой дом).

 

«Дома науки» или «Дома знаний» существовали также на благотворительных началах в Аравии, Сирии и других странах халифата. Поэт и учёный ибн Хамдан (ум. в 935 г.) учредил в Мосуле один из Домов науки, в составе которого была библиотека по всем отраслям знаний; в неё не только был открыт доступ, но неимущим выдавалась и бумага для занятий. Судья – кади ибн Хиббан (ум. в 965 г.) завещал Нишапуру дом науки с библиотекой, обеспеченный общежитием для приезжающих учёных и средствами на их содержание (стипендия). То же сделал поэт ар-Рази (1015 г.) в Амиде. В 1404 г. халиф ал-Хаким основал в Каире Дом науки, где собрал воедино все дворцовые библиотеки и сделал единую публичную библиотеку со свободным доступом. В её штате были библиотекарь, два прислужника и преподаватель. Читателям бесплатно выдавали чернильницы, тростник для письма, бумагу и еду. Знаменитый «Дом мудрости» был в Багдаде, это было место встречи и занятий крупнейших учёных и филологов своего времени. Типы этих зданий неизвестны.

 

Библиотеки в странах средневекового Востока выступали в виде архива и книгохранилища. Халифатские правители возводили для библиотек особые здания. Их структура, в частности, приводится в описании бухарской библиотеки в автобиографии Абу Али ибн-Сины (980-1037 гг.): «Однажды я попросил у эмира позволения посещать книгохранилище, смотреть и читать книги по медицине. Я получил пропуск и вошёл в дом с множеством комнат, в каждой из коих стояли один за другим ящики с книгами. В одной из комнат находились арабские рукописи и поэтические произведения, в другой – труды по законоведению и так далее; каждая комната была посвящена отдельной отрасли науки. Я просмотрел перечень произведений и попросил то, в чём нуждался». Очевидно, это было многокамерное здание.

 

Указания о форме здания известны по библиотеке в Ширазе, где халиф Адуд ад-Даулля собрал все существующие книги по всем отраслям знания. Библиотека представляла собой, по Макдиси, «длинный портик на большой эстраде, где находились сокровищницы  (книг) разного рода; по всем стенам портика и сокровищниц были приделаны домики (шкафы) длиной в человеческий рост, шириной в три локтя, из разукрашенного дерева с дверцами, опускавшимися сверху; рукописи были сложены на полках; для каждой специальности были отдельные ящики и списки с названиями книг». Здание библиотеки реконструировано по этому описанию в виде анфилады залов – книгохранилищ, по фронту которых шла арочно-купольная галерея; основание здания было поднято на подиуме («эстрада»).

 

Якут (XII – начало XIII в.) называет крупные библиотеки в Мерве при медресе Амидийи и Ханумийе, отдельные здания библиотек Азизийе и Камалийе, принадлежавших соборной мечети, и библиотеку Думарийе при одной из ханака.

 

Однако из первых сведений о библиотеках послемонгольского времени относится к обсерватории в Мараге 1259 г., где одно крыло было отведено под библиотеку для манускриптов. Название «китабхана» носит одно из боковых помещений мавзолея – комплекса Ходжа Ахмада Ясави в Туркестане (90-е годы XIV в.), архитектура которого не выдаёт специфики назначения: здесь такая же двухъярусная аркада по торцам, как в симметричном ему Аксарае.

 

В документе о библиотеке, встроенной в медресе Шейбани-хана в Самарканде XVI в., говорится, что Михр Султан-ханум приказала приготовить и положить в сундук редкие книги. Для библиотеки был выделен отдельный вакф, предусматривающий её ремонт и содержание библиотекаря, в обязанности которого входила выдача книг, их реставрация, приобретение новых книг.

 

Под библиотеку были отведены помещения второго этажа над входом в медресе Абдулазиз-хана II (1651-1652 гг.) в Бухаре. Это отсек, состоящий из купольного зала с великолепной живописью по сталактитовому своду – ироки и двух худжр с каждой стороны от него, зажатых вторым ярусом общественных залов дарсхана и мечети. С библиотекой сообщались по винтовым лестницам в пилонах портала. Над вестибюлем же, в нескольких худжрах, размещалась библиотека в Хивинском медресе Аллакули-хана (1834-1835 гг.), обслуживавшая студентов всех хивинских медресе.

 

Таким образом, функции библиотеки (книгохранилище и читальный зал) не имели определённого архитектурного выражения и размещались в разнообразных в неспецифических формах (встроенные помещения, отдельно стоящие здания – многокамерные и башенные, с разной внутренней организацией). Подобное явление отмечается в архитектуре средневековых книгохранилищ Армении. Это характерный пример разрешения единой функции во множестве форм.

 

Обсерватории. Возникновение астрономии связано с развитием земледелия. Уже в эпоху неолита был создан храм-обсерватория в Средней Азии – Джейтун. В Вавелоне в I тыс. до н.э. специальным наблюдательным пунктом служила башня-зиккурат при храме, у греков в IV в. до н.э. существовали специальные астрономические пункты. Предполагается, что назначение здания стало главным формообразующим фактором для Кой-Крылган-калы (IV-III в. до н.э.): храмовая часть представляла собой цилиндр диаметром 44,5 м внизу, 42 м вверху. Планировка его выполнена в традициях сако-массагетской архитектуры в виде круга, расчленённого внутри крестообразно. Продольная (меридиональная) и поперечная (широтная) оси подчёркнуты коридорами. В конце VIII – начале IX в. астрономия становится ведущей отраслью среди точных наук. В начале IX в. в Багдаде была основана первая обсерватория, затем в Дамаске – вторая. Выдающимся конструктором астрономических инструментов был в Рее придворный астроном Фахра ад-Даула ферганец Абу Махмуд Хамид ибн ал-Хидр ал-Ходженди (ум. в 1000 г.).

 

В послемонгольское время строительство обсерваторий часто стимулировалось суевериями: монгольские государи предпринимали важные государственные шаги по астрономическим гороскопам. Но уже в 1258 г. Менгу-хан поручил построить обсерваторию для научных наблюдений в Мараге астроному Насир ад-Дину Туси.

 

В XV в. в Самарканде Улугбек создал обсерваторию. Знание обсерватории служило гигантским астрономическим инструментом: центр его прорезал секстант (существует мнение, что в самаркандской обсерватории был построен квадрат, в котором рабочей частью была шестая часть окружности), а на крыше располагались солнечные часы. Цилиндрический объём здания засвидетельствован остатками здания и источниками. В описании расходятся числа ярусов: по Бабуру, в ней было три яруса, а Абд ар-Раззак Самарканди (20-е годы XV в.) писал, что «воздвигнут был высокий круглый замок с семью мукарнасами».

 

По реконструкции здание обсерватории представляло собой цилиндр, возвышающийся над землёй на две третьи и заглубляющийся в землю на одну треть. При этом три надземных этажа высотой по 9,5 м имели идентичный план. В плане круглое здание разделялось надвое параллельными стенами, возвышающимися на всю высоту и ограничивающими пространство секстанта, замкнутого с южного торца сверху, так что единственный источник его освещения получался с юга, в зените диоптра, где улавливался солнечный луч. Внутренние расчленение обсерватории образовало тут же фигуру креста внутри круга, что и в Кой-Крылган-кале (диаметры круга почти совпадают).

 

Формы помещений, заполняющих четверти окружности между коридорами, характерны для зданий эпохи Тимура и Улугбека. Это трёх пролётные и крестообразные залы. Те и другие были двусветными помещениями, которым по высоте соответствовали два этажа коридоров. Двусветные залы названы в источниках «высокими худжрами» с росписями и служили залами для научной работы. Залы удалены от фасадов, восприятие рисунков требовало освещения, следовательно, были окна. Двусветность залов выявлялась вовне двумя ярусами оконных проёмов, соответствующих двум этажам боковых коридоров и мелких худжр, заполняющих угловые участки четвертей круга. По этому принципу строилась система освещения названных и других памятников этого времени. Залы высотой до 10 метров располагались в два этажа. На фасаде им соответствовало четыре яруса арочных членений («мукарнасы»). Над двусветными залами, соответствующими им по высоте двухэтажными боковыми коридорами и мелкими худжрами могла быть плоская кровля, обнесённая высоким парапетом, которая и использовалась как площадка для работы в ночное время с более мелкими измерительными инструментами. Крыша, окружённая парапетом (третий ярус обсерватории), на фасадах выражалась тремя рядами арочных проёмов глухой или сквозной аркады, что и доводило общее число «мукарнасов» до семи при общем трехъярусном членении надземной части здания. Этой трактовкой противоречия в источниках об этажности обсерватории снимаются.