Индоиранская общность. Арийцы.



Этнические процессы, происходившие на территории Ср. Азии в эпоху бронзы, имели очень большое значение как для развития самой Ср. Азии в последующие периоды, так и для истории ряда соседних стран на обширных пространствах от Индии до Юго-Восточной Европы.

 

Трудности в изучении этнической истории Ср. Азии в рассматриваемую эпоху определяются, прежде всего, тем, что письменные источники для неё отсутствуют, а имеющиеся пока археологические материалы не могут быть однозначно растолкованы. Но все же сведения о расселении племён на территории Ср. Азии и соседних стран с начала исторического периода и сравнительные историко-лингвистические данные наряду с обобщением постоянно увеличивавшегося археологического материала позволяют сделать ряд важных и достаточно определённых выводов в этом направлении.

 

В настоящее время в результате археологических раскопок и отдельных находок учёные располагают и текстами  на нескольких иранских языках, распространённых в древности и раннем средневековье в Ср. Азии и смежных районах. Это языки бактрийский, согдийский, хорезмийский, а также хотано-сакский (его памятники найдены в Восточном Туркестане; из современных иранских языков элементы близости к хотанскому обнаруживает один из памирских языков – ваханский), принадлежащие к восточно-иранским языкам, и язык парфянский, относящийся к западно-иранским, но испытывающий значительное влияние других, восточно-иранских, языков Ср Азии. В одной из областей Ср. Азии и примыкающих к ней территорий в первой половине I тысячелетия до н.э. был распространён диалект, легший в основу языка «Авесты» - собрания священных книг зороастрийской религии.

 

К иранской группе языков относятся персидский (известный на трёх стадиях развития: древнеперсидский, среднеперсидский, и новоперсидский), таджикский, курдский, белуджский и ныне западно-иранские языки; афганский (пашто), осетинский, памирские и ряд других восточно-иранских языков и диалектов. Иранские языки близко родственны языкам индийской, или индоарийской (термином «индоарийский» обычно обозначают соответствующие языки в Индии в отличие от индийских неиндоевропейских языков – дравидийский и мунда). Группы, в которую входят, помимо северных, засвидетельствованные древними текстами ведический диалект пали.

 

Вместе с индоарийскими языками иранские составляют индоиранскую, или арийскую, ветви индоевропейской семьи языков. К последней принадлежат такие языки славянские, германские, кельтские, романские, греческий, армянский и ряд других. Близость этих языков, проявляющаяся в ряде моментов значительно большая в древности, указывает на их генетическое родство.

 

Раннюю область формирования этой языковой семьи современные учёные помещают в те или иные территории между Центральной Европой и Балканами на западе и степными просторами Евразии на востоке. Но при этом идёт речь об очень отдалённой по времени эпохе. Позже, уже в период сложения диалектов, являющихся прямыми предшественниками «исторических» индоевропейских языков (таких, как греческий, славянский, германский и др.), говорившие на этих диалектах племена занимали более обширную территорию, но ещё находились в контактах друг с другом.

 

В отличии, однако, от предков других групп «исторических» индоевропейских языков и народов, предшественники индоарийских и иранских языков и племён ещё представляли тогда в целом единую группу.

 

На тесное родство или единство предков иранских и индоарийских племён указывает, прежде всего, близость их языков. Изучение и сопостовление данных различных иранских и индоарийских языков, и, прежде всего древних – древнеперсидского, с одной стороны, и ведического и санскрита – с другой, ясно свидетельствуют об общности грамматического строя и основного словарного фонда иранских и индоарийских языков в древности.

 

Действительно, из этих языков можно, например, привести множество одинаковых слов, различающихся лишь некоторыми фонетическими особенностями, а нередко полностью совпадающих. Так, вода обозначалась в древнеиранском языке словом ап, в древнеиндийском ап; земля, соответственно, - буми и бхуми; ветер – вата и вата; рука – заста (или даста) и хаста; слово, голос – вачах и вачас; имя – наман и наман; одежда – вастра и вастра; отец – питар и питар; брат – братар и бхратар; в, внутрь – антар и антар; два – два и два; четыре – чатвар и чатвар; пять – панча и паньча; семь – хапта и сапта; восемь – ашта и ашта; десять – даса; двенадцать – двадаса и два-даща; сто – сата и щата и т.д.

 

Большинство этих слов продолжает существовать, перетерпев определённые фонетические изменения, и в современных иранских языках. Так, например, таджикский имеет: об – вода; бод – ветер; тан – тело; даст – рука; нам – имя; падар – отец; бародар – брат; андар – в; ду – два; чахор – четыре; панч – пять; хафт – семь; сад – сто и т.д.

Постоянные соответствия наблюдаются также в грамматике, в системе склонения и спряжения.

 

Подобные факты непосредственно указывают на происхождение индийских и иранских языков из одного источника, от единого языка, от которого они и унаследовали основы грамматического строя и ядро своей лексики. Можно также указать, что, как отмечают лингвисты, развивавшиеся в ходе самостоятельного развития новые иранские (как и индоиранские) языки различаются между собой в значительно большей степени, чем древнеиндийский и древнеиранский.

 

Большое сходство существовало также в религии, мифологических и эпических представлениях древних индийцев и иранцев. Непосредственная близость отмечается и в характере, метрическом строе, специальной лексики ряда отрывков дошедших до нас памятников иранских и индийских народов – «Авесты» и «Веди». Это свидетельствует об общих унаследованных традициях религиозного и эпического творчества и языка.

 

Сравнение и реконструкция древнеиранской и ведической религии указывают на однотипность религиозных представлений предков древних иранцев и индоариев. Близкими или аналогичными являются также ритуал и обряды культ огня и священного опьяняющего напитка – иранского хаума, индийского сома, изготовлявшихся из особых растений путём выжимания сока (от глагола «жать», «выжимать»). Большое значение одинаково предавалось магическому изречению мантра.

 

Совпадали и многие имена богов и героев, которых чтили древние иранцы и индийцы и которые воспевались в их священной и эпической литературе. Одним из главных богов древних ведических племён и иранцев был Митра. Также был известен могучий бог ветра и войны – Вайу и другое божество ветра – Вата, бог Хаума – иранцев Сома -  индийцев (олицетворение упомянутого священного напитка). Авестийский герой и царь Йима, сын солнечного героя Вивахванта, соответствует ведическому Йаме, сыну Вивасванта, м т.д.

 

Общим для предков как индийских, так и иранских племён было понятие «арта» - правда, космический порядок, справедливость. Это понятие определяло многие важные положения религиозных и более широких идеологических представлений вообще. Оно также непосредственно связывалось с верховным божеством с Варуной в «Ригведе» и Ахура-Маздой (или ахурой Маздой) у иранских племён (индийское асура соответствует иранскому ахура – «господин», «владыка»).

 

Во многом повторяются и космологические представления. Так, и в индийских, и в иранских текстах говорится о трёх плоскостях космоса – небе, пространстве между небом и землёй, земле. Каждая из этих сфер наделялась сходными символами, а также связывалась с одними и теми же богами; первая – с верховными небесными божествами, вторая – с богами ветра, грозы и войны, третья – с рядом божеств, обычно связанных с плодородием и процветанием.

 

В индийской и иранской религиозной литературной традициях исследователями выделены многие совпадающие сюжеты мифов и эпических сказаний. Далеко идущие аналогии обнаруживаются и во многих других в областях духовной культуре древних иранцев и индоарийцев.

 

Анализ таджикской мифологии показывает, что в ней сохранились прямые переживания представлений восходящие ко времени индоиранской общности. Как пишет М.С.Андреев, миф об Отце-Небе и Матери-Земли «двух великих родителях» «Ригведы», сохранялся в представлениях таджиков. В Язгулеме, в частности, небо до сих пор называют дед – отец, а земля нан – мать. Этому соответствует также разделение времён года на мужские и женские. Осень и Зима считаются мужскими, так как в это время выпадают осадки, оплодотворяющие землю. Весна Лето считаются женскими, так как природа в это время родит.

 

Очень важными являются и другие сходства, говорящие об общем наследии в области экономики и образа жизни, организации общества и социально-политической структуры. Сравнительные данные говорят, что предки индоиранских и иранских племён вели одинаковый образ жизни со сходными формами оседлого или полуоседлого быта, занимались скотоводством и земледелием. Следует заметить, что земледелие было постоянной отраслью хозяйства древних ариев, хотя скотоводство и выдвигалось на первый план, в обладание скотом становилось главным мерилом богатства и процветания. Известны и многие общие древнеиранские и древнеиндийские слова обозначающие домашних животных и культурные растения, орудия скотоводческого и земледельческого хозяйства и связанные с ним термины (как, например, иранское гау и индийское гау – бык, корова; аспа и ащва – лошадь; карши и крши – борозда, пахота; йава и йава – зерно хлебный злак и т.д.).

 

Уже в «арийский период» предками индийских и иранских племён была хорошо знакома металлургия. Иранские и индийские языки сохранили ряд общих названий металлов – иранское айах и индийское айас – метал вообще или медь, бронза, позже – железо, иранское заранья (или даранья) и индийское хиранья – золото, аршата и раджата – серебро и др. Одинаковыми были и многие орудия труда (в том числе изготовлявшиеся из металла) и предметы вооружения (копьё, лук и др.), а также обозначавшие их термины. Очень важны данные, свидетельствующие о применении индоиранцами уже в «арийский период» боевой колесницы (иранское рата, индийское рахта), а также о широком развитии у этих племён коневодства. Сходными были военная организация племён, характер и метод ведения войны.

 

Единообразной была и организация общества по семьям, родам и племенам с деятельными совпадениями отдельных институтов, обычаев и соответствующей терминологии.

Сравнение иранской и индийской традиции и лексики определённо свидетельствует о том, что арийские семья и род были давно организованы на патриархальной основе. Одной из важных ячеек организации арийского общества являлась, например, связанная общим родством (по мужской линии) и общим происхождением от одного предка группа, включавшая членов ряда принадлежавших к ней семей и входившая вместе с другими такими группами в более крупные общественные единицы – род (или общину) и племя (или союз общин). У древних иранцев и индийцев члены таких групп, связанные ближайшим родством, обладали аналогичными имущественными, культовыми и прочими правами и обязанностями, существовали общие принципы наследования в пределах этих групп, одинаковые обычаи посвящения их совершеннолетних членов и т.д. В Индии такие группы обычно назывались «готрами» (готра из арийского гаутра); тот же термин сохранился и в иранской традиции (среднеперсидское гохр, гохр-ак из древнеиранского гаутра).

 

Полноправное свободное население делилось на три группы: жречество, военную знать и свободных общинников – скотоводов-земледельцев. Данные о социальном делении на эти три группы отражены уже в «Ригведе», а также и в «Авесте», начиная с её древнейших частей, как и в эпической традиции других иранских племён, в том числе у скифов и осетин. На единое происхождение этого индийского и иранского института указывает и детальное совпадение связанных с данным тройственным делением идеологических представлений. Так, и в индийской, и в иранской традиции каждая из этих социальных групп ассоциируется с одной из плоскостей космоса (жречество – с небесной, военная знать – с пространством между небом и землёй, являющемся одновременно сферой бога войны, общинники – с землёй и сферой плодородия и процветания), а также с определённым цветом (жречество – с белым, военная знать – с красным и т.д.). С последним обстоятельством, очевидно, связано и название этих социальных групп – индийское варна и иранское пиштра (оба слова имеют буквальное значение «цвет»).

 

Представители военной знати описываются в древнеиранских и древнеиндийских традициях как колесничие-войны. На это указывает и обычное авестийское обозначение данной группы – ратайштар – колесничий, буквально «стоящий на колеснице»; соответствующие индийское ратхештха также встречается в перечислении варн для обозначения этой группы наряду с более обычным кшатрийа – кшатрий (также и в иранской традиции в этом значении иногда употреблялось соответствующее хшатрья, хшатра). Вместе со свидетельствами о широком применении боевой колесницы (рахта, иранское рата) эти данные позволяют сделать и некоторые общие выводы социально-экономического характера. Само существование боевой колесницы указывает на использование металлических орудий и развитое ремесло, а наличие профессиональных воинов-колесничих свидетельствует о существовании военной знати, которая, хотя бы частично, была свободна от производительного труда и имела, таким образом, нетрудовые источники дохода. Это также подразумевает наличие и зависимых групп населения.

Во главе арийских племён стояли вожди или «цари», происходившие из среды военной знати. Для их обозначения в иранской и индийской традициях употреблялись различные термины, в том числе образованные от древнеиранского хшай, древнеиндийского кшай – господствовать, властвовать (к одному из таких древнеиранских слов от хшай восходит и слово шах, таджикское шох). Того же происхождения иранское хшатра, индийское кшатра – власть, господство, царство.

 

Институт власти таких вождей, позже царей, как и некоторые другие в системе управления у древнеиндийских и древнеиранских племён равным образом восходят к «арийскому периоду».

 

О близости и единстве предков различных индоиранских племён свидетельствует и их общее самоназвание – «арья» (позже толковалось как «благородный», «свободный»). Оно было широко известно как по древнейшим иранским и индийским текстам, так и по другим источникам. От этого же названия происходит и современное «Иран» - от древнеиранского «Арьянам» («Страна ариев»); индийское «Арьяварта» («Страна ариев» - Северная Индия или её часть с центром в междуречье Джамны и Ганга, т.е. один из древнейших арийских центров в Индии), авестийское «Арьянам-вайчах» («Арийский простор») – легендарная родина иранцев; названия ряда иранских племён и племенных групп: мидийское племя аризанты (букв. «племя ариев»), сарматское алемя арии, племенной союз аланы (как и само название осетин в их нартовском эпосе – аллон – от древнеиранского арьяна и т.д.).

 

Таким образом, данные индийских и иранских языков свидетельствующие об их происхождении из одного общего источники систематические и глубоко идущие сходства в религии и культуре, социальной и политической организации, хозяйстве и образе жизни иранских и индийских племён на заре их письменной истории, их общее самоназвание указывают на общность предков иранских и индийских племён  в «арийский период». Индоиранское единство является, следовательно, не только языковым явлением, оно представляло собой реальное историческое целое, существовавшее в определённый период на единой территории. В результате хозяйственного и социального развития в этот период началось распространение арийских племён на другие территории, что привело к их разделению на иранские и индоарийские.

 

Статьи из раздела: «Часть 1»