Дорогами столетий.


Самарканд


Раздел посвящён погоде и климату Самарканда.

Сведений о погодных факторах по Самарканду за минувшие столетия выявлено ещё недостаточно. Приводимые ниже данные о погоде, несмотря на их эпизодичность, представляют для климатологов научный интерес, так как позволяют выявить периоды тех или иных аномалий погоды, а, в конечном счете, и колебания климата Средней Азии.

 

В источниках большей частью содержатся сообщения об аномально суровых зимах с обильными снегопадами, которые в большей степени характеризуют изменчивость среднеазиатской погоды, и потому мы возвращаемся к упомянутой уже нами хронике XI в., где содержится наиболее раннее и интересное описание необычной для Самарканда зимы 635-636 г.

 

«Это было в 14 году от бегства пророка. В том году выпал в Самарканде великий снег, и с того времени никто не помнит другого такого снега. Тот снег был в таком количестве, что целый год оставался, и не могли от него очиститься.

 

Не осталось никакой культуры. Табуны и стада в степях погибли и погребены были под снегом».

 

Даже при самом осторожном и критическом отношении к несколько преувеличенному сообщению авторов хроники, можно представить характер и особенности описываемой зимы, анализируя этот факт с позиции имеющихся метеорологических летописей и фенологических наблюдений. Так, полная гибель древесных субтропических культур инжира и граната происходит при температуре -20С, -22С, а фисташки, винограда и грецкого ореха – при -26С.

 

Суровая зима была в Мавераннахре в 885-886 г., когда Амударья у Фараба (близ Чарджоу) промёрзла на значительную глубину и по льду реки перешло войско Хорасанского правителя.

 

921-22 г. Холодная зима в Самарканде и Хорезме. Амударья промёрзла кое-где до дна, а в нижнем течении толщина льда достигала 17 четвертей (3-3,5 м). Река оставалась скованной льдом с конца ноября до середины февраля. От морозов трескалась земля, в пути гибли караваны верблюдов. Снег в северных районах держался ещё в марте.

 

В связи с ранними заморозками в 1003 г. саманид Мунтасир с отрядом пехоты в 700 человек и конницей поздней осенью переправился по льду через Амударью у Даргана.

1010-1011 г. Холодная и ранняя зима в Средней Азии и Хорасане. Последствием её был голод, достигший таких размеров, что имели место случаи массовой гибели людей и людоедства.

 

Современники нередко отмечали сильные засухи, сопровождающиеся нашествием саранчи, гибелью урожаев, вызывающих голод.

 

Губительные засухи сменялись иногда проливными дождями, длившимися по нескольку дней. Так было однажды в XI в. в Самарканде, когда местный казий для отвращения несчастья организовал паломничество всей общины мусульман в селение Хартанг в 3 фарсахах от города (18-20 км) для молитвы о ниспослании дождя. После зиарата из-за разразившихся страшных ливней самаркандцы в течение семи дней не имели возможности вернуться в город, и вынуждены были остаться в Хартанге.

 

Совместные исследования грузинских гляциологов и историков показывают, что в XII – начале XIII в. на Кавказе и в Средней Азии могли произойти кратковременные изменения климата.

 

В связи с этим можно высказать мысль, что указанный период характеризовался интенсивным выпадением осадков, накоплением больших запасов снега, укрупнением ледников в горах, проявлением природных катаклизмов с уничтожением ряда населённых пунктов в горах и полосе оазисов.

 

Так, мощный селевой поток с Зерабулакских гор в первой половине XII в. нанёс опустошительные разрушения средневековому городу Рабинджану, расположенному в среднем течении реки Зеравшан в зоне ныне существующего Нарпайского канала в Самаркандской области.

 

По легенде, относящейся к XII в., горное селение Бричмулла (Ташкентская область) было покинуто жителями из-за невероятно обильных осадков в течение ряда лет.

 

«… Тогда много дней дули сильные ветры, шли дожди и снегопады. Все селения и леса были погребены под глубокими снегами. Птицы дикие звери и люди спустились с гор в долины…».

 

В 1170 г. в Средней Азии была многоснежная и чрезвычайно холодная зима. Самаркандский правитель Масуд в этом году в войне против гузов со стотысячным воском перешёл по зимнему льду реку Амударью.

 

1217-1218 г. Обильные снегопады отмечались в Хорезме. Глубокий снег поздней осенью 1217 г. прервал поход Хорезм-шаха Мухаммеда на Багдад.

 

1220 г., памятный нашествием орд Чингиз-хана, был жарким и засушливым.

 

После неудачной попытки проникнуть в пределы Индии армия Чингиз-хана, возвращаясь из Афганистана осенью 1222 г., расположилась на вынужденную стоянку вблизи Самарканда. В ту осень и зиму 1223 г. «сперва выпадало много дождя, так что земля пропиталась водой и проезд стал труден. Потом часто шёл снег и настал такой холод, что множество лошадей и волов замёрзло и валялось на дорогах».

 

Снежные зимы в Средней Азии наблюдались в тридцатых годах XIV в. Об этом сообщает арабский путешественник Абу Абдалах ибн Баттута, побывавший в Самарканде в 1333 г.

«Во время странствий, - пишет Ибн Баттута, - я видел много снега в Бухаре, Самарканде, Хорасане и в стране турок».

 

1345-1346 г. – жестокая стужа в Кашкадарьинской долине.

 

Холодная и многоснежная зима отмечалась в Самарканде в 1388-1389 г. Придворный летописец Тимура так характеризует эту суровую зиму: «Случайно стужа в этом году была до такой степени сильна, что небо постоянно натягивало на плечи (мех цвета) беличьей спинки, а земля беспрерывно одевала (мех) горностая». В отрядах Тимура, выступившего из Самарканда против Тохтамыша, после переправы через Сырдарью лошади проваливались в снег по брюхо.

 

Испанский посол Кастильского короля Генриха III Рюи Гонзалес де Клавихо в своём дневнике сделал небольшое замечание о погоде во время посещения ставки Тимура. Он сообщает о сильном ветре в Самарканде 8 октября 1404 г. и выпадении снега в ноябре.

Во второй декаде ноября в Самарканде выпал небывало глубокий снег, в результате чего была парализована хозяйственная жизнь города и прекращены строительные работы в мечети Биби-ханым.

 

«Зима 1404-1405 годов была одна из самых холодных, какие вообще бывают в Туркестане. С декабря до февраля все переправы на Амударье и Сырдарье оставались, покрыты льдом».

 

Выступив в конце ноября в поход, армия Тимура перешла Сырдарью по люду и, достигнув реки Арысь (Южный Казахстан), вынуждена была встать на стоянку в Отраре, так как снег, глубина которого достигала высоты «двух пик», сделал невозможным дальнейшее её продвижение.

 

«Невозможно был выбрать менее благоприятного времени для похода; небо представляло одно сплошное облако, земля была покрыта толстым слоем снега, большое число солдат и лошадей погибло от холода».

 

Во время стоянки в Отраре скончался и сам великий эмир от простудного заболевания.

 

Важно заметить, что подобные суровые зимы или губительные засухи, как правило, сопровождались эпидемиями и голодом, охватывающими значительные районы. По косвенным сообщениям, не получившим пока достоверных подтверждений, сильный голод, охвативший Самарканд в пятидесятых годах XV в., не исключает вероятности тех или иных аномалий погоды, приведших к неблагоприятным метеорологическим условиям, вызвавшим неурожай. Но оговоримся, что наше предположение чисто метеорологического толка основывается на легенде, записанной в XIX в. П.А.Комаровым, в которой сообщается, что: «Однажды, в то время, когда Ходжа Убайдуллах (Ходжа Ахрар) уже жил в Самарканде, там случился страшнейший голод…»

 

На основании биографических данных Ходжа Ахрара считаем возможным датировать этот период 1451-1454 гг.

 

Одним из интереснейших литературных памятников начала XVI в. явилось сочинение «Бабур-наме», где наряду с историческими сведениями содержатся и материалы о климате Самарканда.

 

Основатель династии Великих Моголов Захир ад-Дин Мухаммед Бабур в период своего правления ы Самарканде в 1499-1502 гг. путешествовал по Зеравшанской долине и описал пройденный путь. Он собрал многочисленные сведения о природе, климате, естественных ресурсах и гидрографии Зеравшанского бассейна. Используя сравнительный метод в географии, Бабур при описании климатических условий Самарканда и прилегающих к нему местностей довольно точно определяет характерные особенности климата. Он пишет: «В обитаемой части земли мало таких приятных городов, как Самарканд. Он находится в пятом климате…». И далее продолжает: «Зима в Самарканде весьма холодная, снег выпадает, но не такой, как в Кабуле. Летом погода хороша, но не такова, как в Кабуле».

 

Позднее, покинув Самарканд, Бабур ещё раз обращается к сравнительному методу при характеристике климата Кабула: «Воздух там очень приятный; такого хорошего воздуха, как в Кабуле, насколько известно, нет нигде больше в мире. Летом по ночам нельзя ложиться без шубы; зимой, хотя снег и падает очень обильно, но чрезмерных холодов не бывает. Самарканд и Тебриз тоже славится хорошим воздухом, но там бывает слишком холодно».

 

Из достойных внимания записей о погоде приводим сообщение Бабура о наступлении раннего осеннего похолодания в Самарканде в 1497 г., когда «…солнце перешло в созвездие Весов, наступили холода».

 

Бабур описывает случай, когда из-за больших холодов для него вынуждены были разыскать старый меховой тулуп.

 

Существуют сведения о смерти двух иногородних студентов в Самарканде от холода и голода в суровую зиму 1504 г.

 

1505 г. Холодная и многоснежная зима в Средней Азии. Войско Шейбани-хана при походе на Хорезм перешло Амударью по льду в нескольких местах.

 

1508 г. Ранняя, холодная осень и затем очень суровая многоснежная зима в Средней Азии. Трёхсоттысячное войско Шейбани-хана, направляясь из города Мерва в Бухару, при переходе через пустыню Каракумы 6 декабря попало в сильнейший снегопад. Выпадение в эту пору снега в южных пустынях было настолько не обычным и неожиданным, что, по выражению Фазлаллаха Ибн Рузбихана, «у всех от белизны снега глаза ослепли, а от изумления отнялись руки и ноги».

 

В двадцатых числах февраля 1509 г. армия Шейбани-хана, выступив из крепости Аркук в Узгенд (Южный Казахстан) при переправе через Сырдарью в конце месяца встретила глубокий снег, высота которого достигала местами несколько гязов.

 

Из-за продолжительных и сильных морозов в течение всей зимы по берегам Сырдарьи образовались огромные ледяные торосы высотой до 50 гязов (около 25 метров), проходы в которых армия прорубала с помощью топоров, ломов, кольев и лопат.

 

Холодная погода со снегопадами удерживалась ещё до середины марта. В местности Кара-Абдал (в 80 км севернее Самарканда) «…снег выпал на несколько гязов и покрылся льдом, потому что стоянка была на поверхности большого кака (водоёма), вода которого замёрзла на несколько гязов. Снег же лежал на нём, как будто бы на воду набросили мрамор, и на нём расположились крепко сложенные самаркандцы.

 

…Мороз дошёл до чрезвычайности, а люди на морозе были без рук и ног. Травы и растения в этой степи все утонули под снегом и, кроме верхушек тростника, торчавших из-под снега, в тех зарослях никаких кормов вроде ячменя или травы не было».

 

Несомненный интерес представляют для читателя записки придворного самаркандского историка мемуариста Зайн ал-Дина Васифи, повествующего об исключительной по обилию снега и холодов зиме 1512-1513 г.

 

«В этом году, - пишет Васифи, - дороговизна и голод в Самарканде достигли такой степени, что народ не видел (другого хлеба), кроме лепёшек луны и солнца, на столе хлеба, а голодные бедняки могли во сне по ночам собирать колосья.

 

Васифи описывает случай, когда он выхлопотал бедствующим от холода студентам бараньи тулупы.

 

В своём письме «Амирокои Хохи» - прошение на имя приближенного Фулад-Султана – Васифи в образных эпитетах описывает зиму и в то же время трагически повествует о бедствиях и лишениях народа в связи с необычно холодной погодой этого года:

«О великий, о милостивый к рабам! Докладываем светлому, сверкающему, как солнце, духу вашему, что сила и бедственность мороза месяца дей и холода зимы достигли такой степени, что солнце зенита четвёртой сферы, которое есть царь Востока, каждый вечер забирается, подобно саламандре, в огонь заката, а шах стран ночи, который есть светлый месяц, прячется в золе неба и в угольях звёзд; воздушная сфера, хотя и закутана в шёлковый халат облаков, от силы мороза постоянно испускает студёные вздохи, а огненный элемент, хотя и одет постоянно в соболью шубу дыма, дрожит от холодного воздуха.

 

Украшающему мир помышлению вашему да будет ведомо, что поскольку в такую погоду огонь сердца и жар груди не может защитить нас от холода, то бедняки по наготе своей близки к тому, чтобы освободиться от халата жизни. Поскольку милость к рабам является халатом, надетым на вашу величественную персону из гардероба господа всепрощающего, то питает искреннюю надежду, что каждый из раздетых бедняков оденется в шубу из гардероба вашей милости.

 

Пусть благословенна персона ваша будет всегда облечена в халат жизни! С пророком и семейством его святым!».

 

Прочтя его, он поспешил на помощь беднякам и, пригласив нас к себе в гости, пожаловал мне меховую шубу и приличествующий халат, а каждому из студентов бараний тулуп, рубаху и штаны».

 

Столь не обычная, суровая зима нашла своё отражение и в творчестве Васифи, в частности в его произведении, известном под названием «Бада и ал-вака и» («Удивительные события»). Непосредственно теме зимы Васифи посвящает оду «Голод». Несмотря на поэтические преувеличения и необычайную витиеватость , отдельные фрагменты оды с точки зрения познания климата и погоды минувших эпох представляют чрезвычайный интерес.

 

Современник Васифи самаркандский поэт Шухуди в своём бете описал сильную гололедицу в Самарканде той же злополучной зимой 1512-1513 г.: «Лёд настолько уподобил поверхность земли китайскому зеркалу, что куда не ступи ногой, видишь себя опрокинутым». О необычной снежности зимы 1512-1513 г., правда, только в Хисаре, говорит и поэт Хайдар Кулчаи.

 

После сильных и продолжительных холодов в середине февраля наступила тёплая и ранняя весна. Определение даты наступления тепла следует из риторического описания Зайн ад-Дином Васифи переезда из Самарканда в Бухару. «А было это в такое время, когда глашатаи небесного мира обратились к жителям самого центра земли с жизнерадостным кличем: «Вот настал хут и умерла стужа».

 

Очень сильные холода отмечались в Средней Азии и Афганистане зимой 1650 г.

Войско индийского Шах-Джахана, осадив Балх, после длительной борьбы с узбеками и вследствие наступившего голода и суровых холодов вынуждено было удалиться в Индостан, понеся при отступлении большие человеческие жертвы. «В ту зиму холода и стужа были таковы, что индийские гуламы, чтобы хоть немного согреться, сжигали тела в печах. Ни у кого не было силы высунуть голову за ворота, - сообщает автор Муким-ханской истории Мухаммед Юсуф Мунши. – Народ, не находя спасения от стужи, стал жечь чтобы согреться палатки, древки копий, стрелы, луки, палантины и вообще всё, что могло гореть, а так как божественная воля предопределила уничтожение этих людей, то холод ещё больше увеличивался и факел жизни их погас от урагана божественного гнева».

 

Автор вышеупомянутого труда, направляясь через год в Индостан в качестве дипломатического чиновника, сообщает о грудах костей погибших от морозов индусов.

 

Особое место в летописи метеорологических сообщений принадлежит перу среднеазиатского историка XVII в. Ходжи Самандара Термизи. Автор сочинения «Дастур ал-мулук» («Назидание государям»), описывая важнейшие политические события и явления общественной жизни последней четверти XVII в. в Бухарском ханстве, приводит значительное число сведений метеорологического порядка, связанных с тем или иным событием, участником которого был сам Ходжи Самандар. На основе «Дастур ал-мулук» стало возможно существенным образом восполнить наши представления о погоде и климате Средней Азии последней четверти XVII в.

 

Осень 1685 г. Во второй половине ноября выпал снег, ударили ранние морозы. Автор сочинения характеризует этот момент образным выражением, что природа выбросила «тучи стрел из тетивы зимней стужи…».

 

Очень тёплая погода, установившаяся в середине февраля 1686 г., неожиданно сменилась резким похолоданием с сильными и продолжительными снегопадами. «В то время, когда Джамшид – солнце, вытащив ведро из колодца зимы, направился к созвездию Хут, повеял ветерок ранней весны и донёс до бодрствующего слуха стоящих у подножья трона хана, подобного солнцу, возглас: «Когда наступает месяц хут, спадают холода».

 

Войско, сопровождавшее бухарского правителя Субхан-Кули-хана, выступившего из Балха в Бухару, из-за сильных морозов и снегопадов в феврале едва не погибло в пути. «В это время, - сообщает автор, - настроение природы склонялось к рассыпанию холода из белого облака – облако-прачка пожелало смыть с ног новобранцев весны дорожную пыль снегом и дождевой водой.

 

Сухая весна и вслед за ней наступившее жаркое лето 1687 г. вызвали небывалую засуху во многих районах Мавераннахра, в том числе в Самарканде, Карши, Канибадаме, Андижане. Бедствие достигло таких размеров, что «Когда зажегся огонь голода в груди несчастных людей, везде они были готовы отдать жизнь за хлеб.

 

Сильная жара наблюдалась в Бухаре в июле – августе того же года во время битвы бухарцев с войском хорезмского хана Ирнак-Султана, осадившего город. «В этот день, - сообщает летописец, - солнце было в шестом градусе созвездия Льва, и зной был так силён, что: В раковине, на глубине кипящего моря, жемчужина становилась в ней красной, как гранатное зерно».

 

Но особенно катастрофическая засуха постигла Самарканд и Каршинский вилайеты в следующем, 1688 году. «Случилось так, что огонь засушливого лета  сделал око источников сухими, как глаза жестоких, наглых людей. Из груди матери-облака падали капли обжигающего молока в рот испытывающих жажду на люльке земли.

 

Вода в больших реках от бессилия, как рука сирот, не доходила ни до какого места; вместо воды в них было нанесено ветром столько пыли и песка, что не стало видно пролёта моста, родники, словно лодки, пруды, как опрокинутый корабль, не видя лика воды, высохли».

Уже в середине апреля высохли травы и посевы. Из-за отсутствия кормов гиб скот, и в довершение ко всем бедствиям 21 мая на крестьянские поля обрушились полчища саранчи (хашарат-и арази).

 

«Язык пламени божьей кары от облака весеннего дождя пролил вместо дождя искры огня. От жары, от сильного зноя посевы земледельцев стали похожи на отсохший палец и были снесены ветром небытия. В это время пламя свечи-солнца стало столь жарким, что, если какая-либо птица взлетала в воздух, она сгорала, словно мотылёк; ели какой-нибудь странник ступал ногой на землю, то едва поставив ногу, подобно циркулю, он сгорал окончательно, как свеча».

 

Цветущий и благоустроенный Каршинский вилайет был опустошён и пришёл в упадок.

После сухого и жаркого лета наступили ранние осенние похолодания, а в декабре пришла многоснежная и суровая зима. «…Когда прошло лето и наступила зима, сила мороза и холода в месяце дей достигла такой степени, что в месяце далв лучи солнца – владыки вселенной дрожали на поверхности колодца зимы, как нити.

 

Если изо рта верблюда вследствие возбуждения падала струя пены на поверхность воды, то сильного холода она шипела, как пузырьки на воде…».

 

В отличии от предшествующей, весна 1689 г. памятна обилием осадков. «По безграничной милости бога, из-за обильного выпадения капель дождя очи источников снова наполнились водой, безмолвные волны рек заговорили вновь, тюльпан от радости бросил на небо шапку рубинового цвета, бутон раскрыл уста для улыбки и опьянил от аромата».

После обильных дождей осенью 1692 г. в январе 1693 наступили сильные морозы со снегопадами.

 

В войске Субхан-Кули-хана, выступившего 12 января походом из Бухары в Балх, вблизи современного селения Караул-Базар из-за холодной погоды «…пожилые воины лишились сознания, а юноши, несмотря на юношеский жар и на то, что были одеты в шубы, искали огня, чтобы согреться.

 

1705 г. Поздняя и затяжная весна. Лишь в середине мая наступила устойчивая тёплая погода. По свидетельству летописца, только «22 числа месяца сафара (13 мая), соответствующего году барса, войско весны произвело атаку и царь звёзд, солнце, победил армию зимы, а сила зноя окрушала холод».

 

В следующем же, 1706, году во второй половине мая по старому стилю современники отмечали необычайно жаркую погоду в Карши. Даже выносливые  воины бухарского войска Убайдуллы-хана, прибывшего тогда в Карши, стали неимоверно страдать от жары и духоты. К тому же жара сопровождалась нашествием гнуса, от укуса которого войско страдало неимоверно.

 

Ранней и тёплой была весна 1711 г. К концу первой декады марта в Бухаре зацвёл миндаль, распустились листья деревьев, расцвели цветы. «Когда султан весны разбил палатку и шатёр миндаля и фиалок на равнине лугов и взвалил целый паланкин бутонов на молодого верблюда розовых кустов, он прокричал шелестящим тюльпанам: «Взойдите на лугах!» - и опоясался шашкой зелени, сел на пёстрого коня дней и ночей и повесил круглый щит из роз, а расторгающее жизнь остриё копья – щип розы положил на руку…».

Дата ранней весны определяется нами на основании сообщения историка и астролога Абдар-Рахмана Даулата о том, что с наступлением тепла правитель Бухары Убайдулла-хан, собравшись в Балх, был отговорён от поездки своими сановниками, а спустя неделю, 17 марта, «…кровожадный Марс провёл по горлу хана – мученика солнца вселенной кинжалом погибели, и подол тюльпана подобной зари омочился кровью в том дворе мрака».

В семидесятые годы XVIII столетия в Бухаре и Самарканде отмечались периоды с довольно тёплыми зимами.

 

В Бухарском ханстве реки не замерзали, а снег появлялся в течение непродолжительного времени. К концу же этого десятилетия и в начале восьмидесятых годов отмечались уже заметные похолодания с обильными снегопадами.

 

Автор уже ранее упоминаемой нами книги «Десятилетнее путешествие» Ф.С.Ефремов, говоря о дожде, воде и снеге в Бухаре, сообщает, что : «Прежде снег выпадал здесь самый большой, вершка в 2, а теперь, как с 1774 года у тех бухарцев стали бывать христиане, то выпадал в пол аршина, а иногда и больше, когда же солнце взойдёт, то весь растаивает; бывает же и холод».

 

Тёплые зимы и очень жаркая летняя погода отмечались в ряде лет в конце второго – в начале третьего десятилетия XIX в.

 

Так, в 1821 г. в Самарканде и его пригороде Панджабе, где были роскошные дачи самаркандцев, из-за жаркой весны и сухого лета обрушилось несколько несчастий. Саранча истребила все посевы, наступил сильный голод, вымерли целые кварталы, ко всему добавилась холера.

 

Ряд холодных зим отмечен в середине тридцатых – начале сороковых годов позапрошлого века Амударья в пределах Бухарского ханства покрывалась толстым слоем льда, по которому легко проходили караваны.

 

1837 г. В середине ноября из-за ранних и сильных морозов реки покрылись льдом, а в декабре повсеместно образовался снежный покров.

 

Весна 1838 г. была ранней, но после тёплой погоды, установившейся в феврале – марте, в первой декаде апреля резко похолодало, выпал снег.

 

Холодная зима в Средней Азии наблюдалась в 1839-1840 г.

 

Афганский эмир Дост Мухаммед со своими сыновьями, приближенными и свитой, покинув, Кабул, по пути от Амударьи в Бухару претерпел большие лишения из-за сильных зимних холодов.

 

В ту же зиму сыновья Дост Мухаммеда Сардар Акраб-хан и Султан Ахмед-хан, бежав из Бухары, были схвачены в Каршинском вилайете и по указанию эмира Бухары Насруллы в качестве пленников возвращены в столицу. Впоследствии сыновья рассказывали Кокандскому историку Мухаммед Хаким-хану о том, что их, израненных и плохо одетых, везли в такую зимнюю стужу, что кровь, вытекающая из ран, превращалась в лёд.

Необычно ранними и холодными были осень и зима 1841-1842 гг.

 

Участник учёной экспедиции в Бухарское ханство Александр Леман в период кратковременного пребывания в Самарканде в сентябре – октябре 1841 г. в своём путевом журнале сделал следующее описание погоды: «Между тем погода была осенней. Холодные ветры срывали жёлтые листья с деревьев, которыми заполнялись все ямы.

 

30 сентября и 1 октября (старый стиль) после сильных ветров шёл непрерывный дождь, и ближние горы со стороны Карши покрылись свежим снегом».

 

В феврале 1842 г., когда прошла вторая волна холодов, вымерз урюк, и бухарцы уверяли, что таких морозов они не припоминают.

 

Заметим в связи с этим, что в других источниках, в частности в материалах Кабульского восстания против английских колонизаторов в ноябре – декабре 1841 г., указывается о ранней холодной и многоснежной зиме в Афганистане, во время которой английская армия при переходе через горные перевалы из-за сильных морозов и военных действий понесла большие людские потери.

 

Холодные зимы отмечались в Самарканде в 1856, 1868 и 1871 гг.

 

Таков далеко не полный обзор сведений об экстремальных погодных условиях одного из древнейших городов мира Самарканда за минувшие столетия.

 

Все принесённые данные о климате и погоде носят лишь качественную оценку, тем не менее значимость их не следует недооценивать при рассмотрении вопросов о колебаниях климата Средней Азии и сопредельных стран, при изучении особенностей современного города, при научном анализе метеорологических летописей и других архивных материалов, полученных в процессе столетних наблюдений на самаркандской метеорологической станции.