Государство кочевых узбеков.



В XI в. обширные пространства от Днепра и северных берегов Чёрного моря до Иртыша и озера Балхаш на востоке и до Хорезма и низовья Сырдарьи на юге именовались Дашти-Кипчак (Кипчакская степь), по названию той племенной группы, которая была известна на Востоке как кипчаки, у русских – половцы, а в Византии – команы. Эти народы объединяли различные племена и народности, оседавшие в этих местах на протяжении многих столетий. Основу населения составляли кочевники-скотоводы, в быту которых сохранились ещё пережитки родового строя, но под влиянием соседей уже зарождались элементы феодализма.

 

Кочевники играли большую роль в истории этногенеза оседлого населения. Иногда они ограничивались только грабежами, а иногда оседали, смешиваясь с местным населением. Так было в IX-XI вв., когда тюрки-огузы, тюрки-карлуки и др. отуречили местное население Согда, а тюрки-кипчаки и тюрки-огузы – хорезмское население и оказали влияние не только на их язык, но и на этнический тип.

 

В результате монгольского завоевания в VIII в. Дашти-Кипчак вошёл в улус Джучи, старшего сына Чингиз-хана.

 

После смерти Джучи восточная часть улуса – Белая Орда (Ок-Орда) – была поделена между его сыновьями – Ордой и Шейбаном. Шейбану достались расположенные к северу от Сырдарьи, между реками Яиком (Урал), Иртышом и степи, называвшиеся Дашти-Кипчак.

 

Монгольские племена, пришедшие в Дашти-Кипчак с Чингиз-ханом, его сыновьями и внуками, ассимилировали с тюркскими кочевниками, приняв их обычаи и язык. Во второй половине XV в. часть мангытов, уже отюреченных и называвших себя ногаями (по имени эмира Ногая), кочевала в степях, прилегающих к Сырдарье.

 

В эпоху Тимура и Тимуридов строгого разграничения между улусом Орда и улусом Шейбана уже не было, и кочевое население всей этой территории называлось узбеками. Происхождение этого названия не выяснено. Оно возникло в XIV в. как обозначение кочевого населения восточной части Золотой Орды, которое числилось в составе войска хана Узбека (1312-1342 гг.) Чингизида. Можно с большей уверенностью лишь сказать, что к концу XIV в. узбеками называли себя тюркские и отюреченные племена восточного Дашти-Кипчака, входившие в состав улуса Шейбана.

 

В настоящее время узбеками называют тот народ Республики Узбекистан, который сложился на территории Мавераннахра и вошёл в её состав. Завоеватели-узбеки – лишь одна из составных частей современного узбекского народа, сложившегося на протяжении столетий в результате слияния пришлых и местных отюреченных племён с иранским населением, греческим, отчасти китайским и индийским, арабским, монголо-кипчакским и др.

 

Впервые об узбеках упоминают персидские авторы XIV-XV вв. в связи с описанием борьбы между Урус-ханом (1361-1375 гг.) и его противником Тохтамышем.

 

Вначале XV в. выступают как значительная группа племён, говоривших на тюркском языке и объединившихся под властью Чингизида Абулхайр-хана (внука Шейбана).

 

В государственное объединение кочевых узбеков входили племена тангут, кунграт, дурман, утаджи (утарчи), кушчи, найман, джат, тубай, хатаи, карлук, уйшин или уйшун, мангыт, курлагут, юрчи, буркут, мисит и др.

 

Во главе отдельных племён стояла наследственная знать – султаны (царевичи) из дома Чингиз-хана. Каждый из султанов имел в своём распоряжении определённый район в степи, так называемый юрт. Племя делилось на более мелкие подразделения – роды и колена, которые вместе с султанской знатью составляли ядро господствующего класса племени.

 

Племена часто враждовали между собой, скот и имущество побеждённых обычно делили, пленных продавали в рабство, независимо от родственных связей.

 

Старейший из султанов принимал титул хана, ему номинально подчинялись султаны. Во время воин хан опирался на собственную дружину нукеров, вербовавшихся из разорённых племён. Иногда ханы, не найдя поддержки у соперников, обращались за помощью к правителям соседних государств. Так, воспользовавшись помощью Улугбека, временно захватил власть в Дашти-Кипчаке бедующий правитель и родоначальник казахских ханов Бурак-хан (1425-1428 гг.).

 

Во главе государства кочевых узбеков, как было уже отмечено, стоял хан, ему подчинялись султаны – племенные вожди. Большим влиянием пользовалось духовенство, а также аталыки (букв, «дядька») – воспитатели царевичей.

 

При хане и султанах были диваны (советы), ички (наподобие дворецкого). Религиозными делами ведал верховный казий, ханскими советниками были инаки (даруги). Большую роль играли наибы – заместители везиров, ханскую охоту возглавлял эмир-и ишкар или мирашкар, ясавулы были служащими дворцовых ведомств, михман-худаи – ответственными за проведение собраний, мубаширы – ханскими вестовыми, которые обнародовали ярлыки.

 

В завоёванные области хан назначал даруга – правителя.

 

Войско кочевых узбеков было племенным ополчением и сохраняло такой же принцип построения, что и при Чингиз-хане, Бату и Тимуре. При хане и султанах находилось по несколько сот нукеров. У кочевников каждый мужчина считался воином, по первому зову он должен был явиться в ставку с оружием, провиантом и лошадьми; сбором войска занимались таваджи или джарчи. За военные заслуги хан раздавал тарханные ярлыки или суйюргады. Иногда тарханные ярлыки получали купцы.

 

Члены ханской семьи и предводители отдельных племён (не Чингизиды) получали в вассальное владение завоёванные земли. Узбекская кочевая аристократия эксплуатировала рядовых кочевников, которые пасли господский скот вместе со своим, помогали господину во время перекочевок, в период стрижки овец, а во время войны несли военную службу. Кроме того, они платили многие налоги и выполняли повинности. Например, ханской казне платили ясак, который собирали баскаки по спискам для ханской казны. Одним из основных налогов с кочевий был зякат или кубжур, или кончур (налог с поголовья скота).

 

С оседлого населения взымались десятина (ушр). И во время воин – продовольственный налог (ашлиг). Натуральный налог (тагар) предназначался для снабжения войска продовольствием.

 

Из повинностей можно назвать согум – сдача скота на заготовку мяса, шибагу – подношение хану из вареного мяса, савари (пишкаш) – подношение подданными или побеждёнными и др.

 

Границы государства кочевых узбеков простирались на севере до Туры, на юге до Аральского моря и низовьев Сырдарьи, включая и западную часть Хорезма. Восточная граница его проходила в Сауране, а на западе – по реке Яик (Урал) т.е. в это государство входила большая часть современного Казахстана, Западной Сибири и Юго-Западного Хорезма. На этой территории находились города и оазисы земледельческой культуры: Яссы (Туркестан), Отрар, Сыгнак, Сауран, Арнук, Ак-Курган и др. Города служили центрами торговли между оседлым населением Мавераннахра и кочевниками Дашти-Кипчака. В верховьях Иртыша и Ишима, в Уральской, Тугайской и Акмолинской областях были оазисы с оседлым земледельческим населением.

 

Земледелием занимались и жители левобережья Сырдарьи, на склонах Каратала, Чу и Таласа. Здесь, в Каратауском оазисе, были древние города Кумкент, Саудакент, и Сузак, расположенные на караванном «шёлковом» пути. Земледелие было поливным, посредством каналов. В труднодоступных местах вода подавалась на поле при помощи водоподъёмных колёс – чигирей.

 

В этот период в жизни кочевников происходили большие перемены. С развитием скотоводства они всё больше втягивались в торговлю, нарушая замкнутость натурального хозяйства. При начальной форме феодализма уже господствовала индивидуальная собственность на скот. «Чистых» кочевников не было, кочевые народы знали земледелие.

 

Таким образом, хозяйственная деятельность людей была разнородной – одни занимались пастбищно-кочевым скотоводством и вели кочевой образ жизни, другие – производством земледельческих культур, третьи – ремеслом и торговлей. Однако основной отраслью хозяйства населения Дашти-Кипчака в XV в. оставалось пастбищно-кочевое скотоводство. Разводили как мелкий, так и крупный рогатый скот, который содержался на подножном корму. В летнее время скот пасли в речных долинах, на берегах озёр, альпийских лугах и степных равнинах, а осенью возвращали на зимовье в кишлак.

 

В хозяйственной деятельности кочевников определённое место занимали охота на диких зверей, птиц и рыболовство. Охотой занимались круглый год, пополняя продовольственные запасы.

 

В городах Арнук, Узгенд, Ак-Курган, Сыгнак, Сузак, Туркестан занимались ремеслом. Производили изделия из кожи, металла, в том числе ювелирные, в специальных горнах (хумдан) обжигали керамические сосуды. Изготовляли сабли, луки, стрелы, наконечники копий, сёдла, повозки, телеги и др.

 

Широкое развитие у кочевников получило домашнее ремесло. Из овчины изготавливали верхнюю одежду; из кожи делали домашнюю утварь: шанаш (большой мех для хранения кумыса), мес (посуда для перевозки молочных продуктов), своеобразные вёдра и др. Кожа шла на приготовление обуви, сёдел, уздечек. Сапоги шили жилами на одной подмётке, без рантов и стелек, каблуки делали деревянные, двойные. Из шерсти изготавливали кошмы, войлок, мешки, арканы и др.

 

Торговля у кочевников в основном была меновая. Хозяйство носило натуральный характер. Продукты использовались внутри хозяйств самих кочевников.

 

В северных районах Дашти-Кипчака торговали телегами, деревянными остовами юрт, стрелами и т.д. В степных районах предметами меновой торговли были скот и изделия из животноводческого сырья.

 

Постоянные набеги кочевников на оседлые области приносили доход военно-феодальной знати. Большую военную добычу извлекало кочевая феодальная знать из воин между самими ханами и султанами.

 

Всю добычу сначала собирали в ханскую ставку, а затем распределяли. Хану принадлежала пятая часть добычи (этот порядок существовал и у монголов), трудно сказать, сколько получала феодальная знать. Известно, что при распределении военной добычи учитывалось общественное положение каждого участника набега. Военная добыча служила своего рода приманкой, при помощи которой кочевники вовлекались в далёкие завоевательные походы.

 

При набегах кочевники забирали не только изделия ремесла и продукты земледелия, но и людей, которых превращали в невольников (бардэ, бандэ) и использовали в своём хозяйстве, либо продавали на рынках Средней Азии, Дашти-Кипчака и Сибири. Рабы выполняли различные работы: пасли скот, пахали землю, участвовали в войнах. Иногда в рабство обращали своего же сородича за невыплату долгов, убийство, кражу. Рабов наказывали, продавали, отдавали в уплату долгов, калыма.

 

В 1428 г. был избран на ханство при участии и поддержке господствующих царевичей – верхушки узбекской племенной знати Абулхайр-хан, который правил до 1468 г.

Расправившись со своими соперниками, Абдулхайр-хан стал одним из могущественных ханов. Через два года он отнял у тимуридких наместников северную часть Хорезма, но вскоре покинул её из-за эпидемии чумы. В 40-х годах XV в. он завоевал города Сыгнак, Ак-Курган, Арнук, Сузаг и Кзгенд, которые были посредниками в торговле между Дашти-Кипчаком и Мавераннахром. В 1448 г. Абдулхайр-хан предпринял поход на Самарканд, захватил, разграбил его и ушёл. В 1452 г. он вновь появился под Самаркандом и помог правнуку Тимура – Абу-Саиду взять престол. А через три года он помог внуку Улугбека – Мухаммеду Джуки захватить престол Абу-Саида.

 

Несмотря на жестокость и энергию, Абдулхайр-хан не смог добиться единовластия в узбекском улусе из-за сопротивления племенных вождей, особенно Чингизидов, потомок Урус-хана. Часть из них ушла в Могулистан во главе с внуками Урус-хана (от сына Бурак-хана). Впоследствии племена, покинули Абухайр-хана, под руководством Гирея (Кирая) – внука Урус-хана, образовали Казахское ханство.

 

После смерти Абдулхайр-хана в 1468 г. степные жители бежали либо к Гирею, либо к Джанибеку в Могулистан, в Астрахани обособились другие племена. Улус распадался.

Попытка Шах-Хайдар-хана, второго сына Абдулхайр-хана, сохранить улус не увенчалась успехом. Гирей и Джанибек, объединившись с другими султанами, убили Шах-Хайдара и его родственников. Так распалось государство кочевых узбеков.

 

Статьи из раздела: «Часть 1»