Гидротехнические сооружения.



Гидротехническое и ирригационное строительство в климатических условиях Средней Азии были жизненной необходимостью. С ними было связано развитие науки об искусных приёмах – «илм ал-хайал» и примыкающих к ней механико-математических дисциплин.Устройствам для поднятия воды посвящены труды ал-Джазари, ал-Караджи, Ибн Халдуна, Ибн Якута, Бируни. Исторические источники, археологические вскрытия и сохранившиеся памятники свидетельствуют о грандиозных масштабах наземных приспособлений и подземных каналов, сопровождавших дорожное строительство и городское благоустройство и связанных с ним сооружений: водохранилищ (сардоба, хаузы), мостов, акведуков, шлюзов, снегохранилищ. Детально разработанная теория гидростроительства гидротехнических сооружений существовала и в средневековой Средней Азии, как свидетельствуют, например, раздел трактата Бузджани «Об измерении».

Плотины

Наименее сохранились и изучены, в основном, в бассейне Зеравшана платины. Здесь в одной лишь округе Самарканда в X – начале XIII в. было 8 каналов, по ходу которых устраивалось 680 плотин. Цель их – создать крупное водохранилище, из которого вода разбиралась на орошение и водоснабжение поселений. Таких крупных плотин на Зеравшане сохранилось всего четыре: Х в. – Ханбанди в Нуратинских горах в 12-15 км от кишлака Фариш; XII в. – Гиштбанд в Каттакурганском районе Самаркандской области и XV в – Абдуллаханбанди около Нурата и Сарыбанд на реке Байсунсай. Первая из них каменная, остальные выстроены из кирпича в виде массивной стены, уступчатой со стороны водосброса. Тип сооружений единый, варианты его касаются лишь размеров и условий размещения, это линейная структура без объёма внутри, ступенчатого строения, фронтального расположения.

Мосты

Мосты всех видов также относятся к линейным структурам. Это сооружение без внутренних камер, пространственное раскрытые сквозными арками, число которых меняется в зависимости от ширины и глубины реки, оврага, ущелья, длины пути от источника до поселения в случае, если тип моста используется как наземный акведук.

 

1.Многоопорные, проездные. Сведения о древних стационарных мостах Средней Азии нет, лишь в топонимике отложились места раннесредневековых мостов, например, селение Хушуванг Согда известно также под названием Рас-ал-Кантарак, что дословно означает «голова моста», «предмостье».

 

Мостостроение в странах халифата уже в домонгольское время было широко распространено. Имеются многочисленные свидетельства о несохранившихся домонгольских мостах Средней Азии (в Х в. в Несефе у моста был Дом правления; в XII в. – там же Арслан-хан построил мост из жжёного кирпича через арык Седжен. Мост, по сведениям Джувейни, был перекинут через канал, проходивший по Ургенчу).

 

Наиболее старые из дошедших до наших дней мостов Средней Азии относятся к XVI в. Это двух арочный мост, воздвигнутый на Каракулдарье в Бухарском оазисе в правление Шейбанида Убайдулла-хана (1533-1539 гг.) кутвалом (прорабом) Мехтар Касимом, и 7-21-арочные мосты второй половины XVI в., относящиеся к правлению Абдулла-хана II (Пули-Чахар Минор, Рометан Куприги). Самый большой из сохранившихся мостов XVI в. функционирует по сей день – это 14-арочный мост через Кашкадарью в г.Карши длиной 122,5 метра. Чёткая архитектоника мощных «быков», сильная пластика округлённых полубашен по фасадам, провалы низких широких арок, мягкий изгиб полосы дороги поверх арок сообщают этому типу инженерных сооружений выразительность, монументальность, предельную отточенность образа. Этот устоявшийся тип моста воспроизводился до начала ХХ в. Последний крупный 9-арочные мост через Зеравшан – Чарикульбаит – был построен в Рометанском районе в 1910 г.

 

1.Акведуки принято считать явлением римским. Между тем, арочные мосты – акведуки были распространены и в Средней Азии. Известно, что на самаркандскую общину магов-зороастрийцев (маджуса, муги) взамен подушной подати иноверцев налагалась повинность охранять и исправлять свинцовый водопровод Джуи-Арзиз, подававший воду в шахристан ещё в X-XI вв. «Свинцовый проток» был проложен над крышами самаркандского базара на многоопорном акведуке. В начале XIII в. после взятия Самарканда монголы его разрушили.

 

2.Мост-водоотделитель частично сохранился лишь один – в 8 км от Самарканда на реке Зеравшан. Он был построен в 1502 г. по приказу Шейбани-хана на месте более древнего, упоминающегося ещё арабскими географами. Мост имел большое значение в жизни страны: через него проходила караванная дорога, связывавшая Ферганскую долину с Бухарским оазисом; от него шла плотина, делившая воды Зеравшана на два рукава: Акдарью и Карадарью – отсюда название «мост-водоотделитель». Мост состоял из двух звеньев, повёрнутых друг к другу под углом 102 град.; короткое – из одной арки пролётом 21,6 м – сохранилась до наших дней, длинное – из семи арок пролётом 20,75 м – размещалось на 200-метровой ширине Зеравшана. Водораспределительный 22-арочный мост на Зеравшане у Кермине (1582 г.) почти полностью разрушен.

Водохранилища насчитывают несколько видов

1.Сардоба. Караванная торговля, развитость паломничества в Мекку и к святым местам при единственном средстве сообщения – перекочевки на конях и верблюдах по безводным районам – вызывали к жизни своеобразный тип полуподземных водохранилищ – сардоба, обычно возводимых рядом с караван-сараями и рабатами. Такие крытые водоёмы вдоль дорог устраивали в Иране через каждые два фарсаха «для того, чтобы люди не сбивались с пути в жару и в холод могли отдохнуть там немного». Среднеазиатские сардоба строили на дорогах через каждые «три таша» (24 км).

 

Наиболее ранние известные среднеазиатские сардоба относятся к домонгольскому времени: у мечети в Куфене- IX-X вв., у комплекса Ибн Зейда, рабатов ат-Тахмаладж, Ишкак, Рабати-Малика – XI-XII вв. Наименьшее сохранились сардоба времени Тимура и Тимуридов: Анау, Ёгочли около Джизака. Наиболее многочисленны сардоба XVI-XVII вв.: у станции Сабран близ Саурана (XVI в., рядом с рабатом Мир Каласы), две сардобы при рабате Бузучи ( XVI в.), в Бухарском оазисе сардоба и рабаты Абдулла-хана в 18 км от Чарджоу и в Караул-базаре, утраченная сардоба в Карши, Бегичак близ Кермине, Фата, Касби и другие в Кашкадарьинской области. Наиболее поздняя, датированная 1892 г. сардоба Камаши, выстроенная наполовину из европейского кирпича, сохранилась до наших дней полностью, вместе с порталом.

 

Тип сардоба не изменён: цилиндрический бассейн диаметром 15-17 м внутри, заглублённый в землю, перекрывался высоким ступенчатым куполом, сохранявшим прохладу в самые знойные дни. К воде вела кирпичная лестница или пандус, вход в которые оформлялся порталом. Резервуар питался талыми и дождевыми водами при помощи водосборных желобов и труб, реже – из каналов-кяризов, подведённых со стороны водных источников. Подкупольное пространство проветривалось через окна, расположенные по сторонам света, так что в сардоба было прохладно в самые знойные дни.

 

Чертёж мастера XVI в. изображает сардобу, вписанную в сложное сооружение, в данном случае октогональное, портально-купольного типа, с помещениями жилого назначения вокруг цистерны. В натуре такие сочетания неизвестны.

 

Тип сардоба решает композиционную тему портально-купольного сооружения в особой, ни с чем не сопоставимой трактовке, в соответствии с данной, а не иной функцией, поэтому эту трактовку надо считать специфической структурой, в отличие от наземных портально-купольных зданий.

 

2.Яхтанги – снегохранилища. Это разновидности сардоба по функции (снегозадержания зимой, укрытие в тени летом). Типологически они представляют собой круглые центрические сооружения без обязательного для сардоба подземного резервуара. Имеют вид стоящего на земле сырцового или возведённого из жжёного кирпича купола. Возводились при усадьбах и дачах, вдоль дорог. Снег в них хранили в утрамбованном виде и покрывали сухим кустарником.

 

Снегохранилища упоминаются в трактате Базджани при перечислении устройств цилиндрической или многогранной формы, но многогранные яхтанги до нас не дошли. Известные памятники – круглые в основании. Купола их разные: в Мервских сырцовых снегохранилищах конические или улье образные, в яхтанге Бегичак -  ступенчатой сфероконической формы. В основании куполов устроены проёмы, видимо, для заполнения резервуара снегом. Их шесть в яхтанге Бегичак, по одному-два в Мерве. Диаметры их, как и сардоба, - 8,5-17 м.

 

3.Хаузы. Если крытые водохранилища – сардоба были объектами преимущественно загородного, дорожного строительства, то открытые водоёмы-хаузы служили элементами городского водоснабжения как запасники воды. Озеленённые хаузы входили обязательным элементом в общественные центры городских кварталов-махалля. Однако они были не в каждом из них: например, в Бухаре, где воды было очень мало, на 220 кварталов имелось не более сотни хаузов, из которых к началу ХХ в. осталось 68. Стены хауза укрепляли каменной, дерево-кирпичной или деревянной (в горных районах) облицовкой, большей частью ступенчатой. К воде сходили по лестницам. Хаузы, как привило, имели правильную геометрическую форму квадрата, прямоугольника с прямыми или срезанными углами или восьмигранника. Размеры сторон от 8-10 до 30-40 м. Ирригацию городов дополняли более мелкие бассейны при дворцах и культовых комплексах в гуще махалля.

 

В основе гидротехнических сооружений лежал тот же универсальный «строительный конструктор», из которого «собирались» все прочие типы монументальных зданий, но так же, как и в них, каждое произведение имело индивидуальные особенности, обеспечивая многообразие архитектуры, в общем, её стилевом единстве.