Военный совет.

Самарканд


Султан Джалолиддин Мангуберды: Историческая повесть, Х. Садыков.

   Однако после первого столкновения между Хорезмшахом и Чингисханом сохранились вполне добрососедские отношения. Чингисхан с уважением и почтением принял посланника от Мухаммада Хорезмшаха – Бахоуддина Рози. Чингисхан передал через посланника, что он считает себя правителем Востока, а Хорезмшаха – правителем Запада. Чингисхан также тепло принял и второго посланника Хорезмшаха, прибывшего с большим торговым караваном. Купцы вернулись в Хорезм весьма довольные оказанным приёмом. Чингисхан, в свою очередь, отправил караван во главе со своим личным посланником, родом из Хорезма, Махмудом Ялавачем на приём к Хорезмшаху. В своём послании правитель монголов уверял, что признаёт Хорезмшаха всесильным султаном, выражает ему отеческое уважение и почитает его на уровне своих родных любимых детей. А на языке политиков это означало: Чингисхан даёт понять, что считает Хорезмшаха подвластным ему правителем. Разумеется, подобные утверждения в послании Хорезмшаху, считавшему себя «вторым Александром Македонским» и «тенью Аллаха на земле», не могли ему понравиться. Но Мухаммад не подал и виду, он в беседе с Махмудом Ялавачем предложил тому как единоверцу-мусульманину, секретную миссию – стать его разведчиком во дворце Чингисхана. Махмуд Ялавач согласился, надеясь таким образом убить сразу двух зайцев, и в дальнейшем неплохо служил обеим сторонам.

   В 1218 году караван Чингисхана, состоявший из 500 верблюдов и 450 человек, остановился в Отраре по пути в Ургенч.

   Этот караван торговцев и послов прибыл на родину Хорезмшаха одновременно и со шпионской миссией. Правитель Отрара Гаирхан Иналчик был родственником Туркан-хатун, и поэтому во дворце к нему было особое уважение и почтительное отношение. Он обвинил представителей каравана в шпионаже, приказал убить всех послов, а их товар конфисковать. Хорезмшах одобрил решение правителя Отрара.

   Чингисхан потребовал объяснений, послав к Хорезмшаху Кефраджа Боргу в сопровождении двух высокопоставленных придворных. Чтобы сохранить мирные отношения между двумя государствами, посол потребовал выдать Чингисхану правителя Отрара Гаирхана Иналчика и вернуть все конфискованные товары.

   Джалолиддин настаивал на том, что требования посла необходимо выполнить. Однако Мухаммад Хорезмшах издал совсем другой указ: посла убить, а его сопровождающим отрезать бороды, что и было исполнено. Это привело к неизбежной войне между двумя самыми сильными в мире правителями.

   В марте 1219 года в Самарканде Джалолиддин понял, что между полководцами нет единства. А значит, предстоящая схватка с монголами может закончиться поражением.

Весть о том, что Чингисхан уже в пути, озадачила членов военного совета.

   Джалолиддин ещё в первой битве с монголами поразился высокому знанию ими военного искусства. Хорезмское государство тоже обладало большими силами и широкими возможностями для ведения войны, но ему не хватало более сильной централизованной власти, единства и преданности полководцев своему правителю. Это было особенно заметно и при обсуждении на военном совете. Мухаммад Хорезмшах не желал признавать шаткости своего положения, но даже если бы и признал, то всё равно не сумел бы повлиять на ход событий. Такая ситуация очень тревожила Джалолиддина.

   Военный совет рассмотрел отношение своих сил и противника. Оказалось, что у Хорезмшаха четыреста тысяч конного и пешего войска. Один из самых близких советников султана – Шихобиддин Абу Саъд ибн Имрон ал-Хиваки предложил всё огромное войско собрать на берегу Сырдарьи и атаковать противника.

   С военно-стратегической точки зрения это решение казалось самым правильным, и Джалолиддин его поддержал. Принц высказал также своё мнение, что монголов ни в коем случае нельзя пропускать в Хорасан и Ирак, их необходимо атаковать на территории Мавераннахра. А также он предложил, устроив засаду в Газне, неожиданно окружить и разбить врага наголову. Но Хорезмшах, не доверяя своим полководцам, боялся сосредотачивать их силы в одном месте и не принял эти предложения. Он приказал окружить Самарканд высокой защитной стеной, собрав с населения налоги, нанять новых воинов и основное внимание сосредоточить на защите городов. Но города так и не были укреплены.

   План Хорезмшаха приводил к раздроблению основных сил и созданию, тем самым, благоприятных условия для захвата Чингисханом городов и государства в целом.

 

Разделы: «Султан Джалолиддин»

В раздел: «Легенды Статьи»


Статьи из раздела: «Часть 1»