Развитие художественной литературы IX-XI века.


Самарканд


Политическое положение в Средней Азии уже в начале IX в. подготовило благоприятные условия для развития на таджикском языке (дари) новой письменной литературы, связанной с устным народным творчеством и усвоившей высокую политическую культуру на арабском языке; в саманидский же период эти условия принесли свои плоды. Вот почему саманидский период считается периодом возникновения классической таджикско-персидской литературы.

 

Следует уточнить, что «саманидский период» фактически не является периодом зарождения новой таджикско-персидской литературы, это только период её официального признания и письменного оформления, период расцвета.

 

Задолго до создания государства Саманидов таджики устно слагали на своём языке художественные произведения. Сохранение доисламских литературных традиций в продолжение всего периода арабского владычества, древних сюжетов и художественных образов является одним из доказательств того, что истоки таджикско-персидской литературы относятся к более древним временам, чем IX в.

 

Наряду с литературой на таджикском языке (дари) развивалась при Саманидах и литература на арабском языке. Творцами этой литературы в Хорасане и Мавераннахре были в большинстве случаев представители иранских народностей Ирана и Средней Азии, предки современных таджиков и персов, которые соприкасались с официальными кругами и кроме своего родного языка прекрасно владели арабским.

 

Уроженец Средней Азии Саалиби в своём труде на арабском языке «Ятимат ад-дахр» («Редкая жемчужина») дал подробные сведения о поэтах саманидского периода, проживавших в Бухаре, Хорезме и Хорасане и писавших на арабском языке. Из 119 упомянутых им поэтов большинство были эмиры, везиры, письмоводители и военачальники, что ещё раз доказывает вязь поэтов, писавших по-арабски, с официальными кругами.

 

Этот период в развитии классической таджикско-персидской литературы является одним из самых значительных.

 

Саманиды привлекали к своему двору поэтов с целью распространить свою славу. С другой стороны, стремление популярности, а также стеснённое материальное положение заставляли поэтов и писателей примыкать ко двору того или иного правителя.

 

В литературе саманидского периода, как и в литературе последующих веков феодального периода, можно отметить две тенденции: народную и феодальную (клерикально-аристократическую).

 

Признанным родоначальником классической таджикско-персидской поэзии является Рудаки, бывший в юности народным певцом и музыкантом.

 

Абу Абдаллах Джафар Рудаки родился в середине IX в. в селе Пандж Руд (вблизи Пенджикента) в крестьянской семье. О жизни его сохранилось очень мало данных.

 

После тщательного исследования первоисточников и расспроса местных старожилов Садреддин Айни сделал вывод, что в родном селе Рудаки находится его могила, местонахождение которой до этого никому не было известно. Этот факт пролил свет на всю жизнь Рудаки и подтвердил, что блестящий поэт, пользовавшийся исключительным покровительством Самандов, провёл последние годы, как и рассказывает легенда, в опале, умер и похоронен в безвестном горном селе.

Рудаки в юности стал благодаря своему прекрасному голосу, поэтическому таланту и мастерской игре на музыкальном инструменте руде. Он был приглашён Насром II ибн Ахмадом Саманидом ( 914-943 гг.) ко двору, где и прошла большая часть его жизни. Как говорит Абу-л-Фазл Балами, «Рудаки в своё время был первым среди своих современников в области стихотворства, и ни у арабов, ни у персов нет ему подобного»; он считался не только мастером стиха, но и прекрасным исполнителем, музыкантом и певцом. Рудаки воспитывал начинающих поэтов и помогал им, что ещё больше поднимало его авторитет.

 

Однако в преклонном возрасте Рудаки терпит большие лишения. В 937 г. его близкий друг и покровитель везир Насра II – Балами был смещён с должности. Престарелый и слепой поэт, а может быть, насильственно ослеплённый, как утверждают некоторые источники, был либо вследствие его дружбы с Балами, либо из-за причастия к движению карматов изгнан со двора и вернулся к себе на родину.

 

После этого Рудаки прожил недолго. Как пишет Самани в книге «Ал-Ансаб», поэт умер в 941 г. (по другим данным – в 952 г.) в своём родном селении.

 

До нашего времени дошло едва ли больше 2000 строк из произведения Рудаки. Сохранившиеся стихи свидетельствуют о его высоком мастерстве во всех поэтических жанрах той эпохи. Он писал торжественные оды (касыды), лирические газели, большие дидактические поэмы (сборник известных басен из цикла «Калила и Димна» и др.), сатирические стихи и траурные посвящения.

 

Рудаки не был придворным одописцем обычного типа. Его оды начинаются с ярких описаний природы, воспевания радостей жизни, любви; введение к оде составляет главную его прелесть. У Рудаки почти совершенно отсутствуют религиозные мотивы. На многих стихах лежит печать глубокого философского раздумья. В своих стихах Рудаки воспевает разум и знание, благородство и преодоление жизненных невзгод, гуманное отношение к человеку, почитание труда, отдаёт предпочтение жизненной практике и называет её лучшим наставником. Своим творчеством он заложил основы всей таджикско-персидской поэзии, выработал основные жанры и жанровые формы; в его стихах выкристаллизовались почти все поэтические размеры и системы образов.

 

Стихи Рудаки стали образцом для последующих поколений поэтов. Он признанный основоположник классической поэзии, которая, распространившись в X-XV вв. среди таджиков и персов, выдвинула таких корифеев, как Фирдоуси и Хайям, Саади и Хафиз, Джами и др. Классики этой поэзии любовно вспоминали Рудаки, считая его своим учителем.

 

Абу-л-Хасан Шахид Балхи родился в селении Джахудонак в Балхе. О его жизни известно также очень мало. Из первоисточников можно узнать только то, что Шахид был одним из лучших придворных поэтов Насра II ибн Ахмада Саманида и близким учеником Рудаки.

 

Шахид Балхи считается не только поэтом, но и одним из передовых учёных своего времени. Ибн он-Надим пишет о нём в своём сочинении «Фихрист»: «Был во времена ар-Рази (врач и учёный Абу Бакр Мухаммад ибн Закария Рази – около 865-925 гг.) человек, известный под именем Шахида ибн ал-Хусейна и прозванный по сыну Абу-л-Хасаном. Он следовал путём его (ар-Рази) философии в науке… У этого человека имеются сочинённые им книги. Между ним и между ар-Рази были споры…».

 

Шахид умер раньше Рудаки. Престарелый поэт написал трогательную элегию на смерть своего любимого ученика.

 

Абу Шакур Балхи родился в 915 г. и был приглашён ко двору Саманида Нуха ибн Насра (943-954 гг.). Он получил широкую известность благодаря написанной в 947-948 гг. поэме «Афарин-наме» («Книга сотворения» или «Книга благословения»), к сожалению до нас не дошедшей (сохранились лишь небольшие отрывки). Очевидно, это была одна из первых в классической таджикско-персидской литературе дидактических, нравоучительных поэм. Кроме неё у Абу Шакура были ещё две поэмы – маснави, также не сохранившиеся. Писал он и четверостишия (рубаи), близкие к народным. В некоторых фрагментах его лирических стихов заметны, однако, уже попытки усложнить стиль, сделать его изысканным. Его наиболее сложные стихи пользовались таким успехом, что их переводили на арабский язык, распространённый в качестве литературного в Средней Азии и Иране.

 

Рабиа – первая известная нам женщина-поэтесса, писавшая стихи на языке дари. В нескольких тазкире (антологиях) сохранились её лирические стихотворения, проникнутые тёплыми человеческими чувствами и отличающиеся высоким литературным мастерством. С её именем связана поэтическая легенда – рассказ о трагической любви Рабии к простому юноше-рабу, изложенная в XIII в. в стихах Фарид ад-Дином Аттаром. Реальными сведениями о её жизни мы не располагаем. Если верить отдельным сведениям легенды, Рабия была современницей Рудаки, и знаменитый поэт высоко отзывался об её стихах. Появление женщины-поэтессы свидетельствует о высоком уровне культуры того времени.

 

Абу Мансур Мухаммад ибн Ахмад Дакики (умер около 997 г.). Место рождения этого поэта до сих пор не установлено. Некоторые считают его уроженцем Туса (Хорасана), другие же – Самарканда и Бухары; во всяком случае, вся его жизнь прошла в Мавераннахре. Дакики начал свою деятельность при дворе правителя области Чаганиан, которая в то время считалась одной из цветущих местностей Саманидского государства. Слава о мастерстве Дакики разнеслась на столько широт, что он вскоре был приглашён в Бухару ко двору Саманидов.

 

В это время в правящих кругах большим успехом пользовалось собирание древних легенд. Составление сводов героических сказаний прошлого имело большое значение для объединения народов в борьбе за самостоятельное государство. Поэтому Саманиды особое внимание обращали на сбор древних героико-мифологических приданий, как из пехлевийских источников, так и их арабских, но в особенности устных, бытовавших среди дихканов и мобедов. Именно это вызвало в своё время появление прозаической «Шах-наме» Абу Мансура.

 

Эмир Нух II Саманид (976-997 гг.) поручил Дакики переложить эту «Шах-наме» на стихи. Но выполнить до конца это поручение поэт не успел – он был убит на пиру своим рабом. Весьма вероятно, что он пал жертвой интриг со стороны тех лиц – сторонников мусульманского правоверия, кто враждебно относился к его деятельности по воскрешению героических традиций.

 

Тысяча бейтов Дакики, в которых описывается борьба Гуштаспа (Виштаспы) с Арджаспом, была включена Фердоуси в его «Шах-наме».

 

О количестве бейтов «Шах-наме», написанных Дакики, существуют и другие мнения: так, автор первой дошедшей до нас антологии XIII в. Мухаммад Ауфи говорит даже о 20 тыс.

Самый великий поэт этого времени Абу-л-Касим Фирдоуси родился между 934 и 941 гг. в селении Баж недалеко от Туса в аристократической семье среднего достатка и получил хорошее по тому времени образование. Кроме своего родного языка дари он свободно владел также арабским и, вероятно, пехлевийским (среднеперсидским) языками, что позволило ему использовать при составлении «Шах-наме» литературу на этих языках.

 

В 35-летнем возрасте, совершив путешествие в Бухару и в другие места и собрав в дополнение к «Шах-наме» Абу Мансура подробные сведения о прошлом иранских народов, Фирдоуси приступил к изложению «Шах-наме» стихами. В это время государство Саманидов было ещё в зените своего могущества.

 

Главную задачу поэмы Фирдоуси видел в том, чтоб на основе художественного осмысления героического прошлого народ укрепился в своих патриотических чувствах. Фирдоуси посвятил этому творению лучшие годы жизни. Как он сам говорит, он состарился на этом труде, но не отложил пера.

 

Главным источником поэмы был цикл сакско-согдийских по происхождению сказаний о богатыре Рустаме, составляющий более одной третьи всей поэмы; согдийско-хорезмийские в своей основе легенды о Сиявуше; бактрийская в своих истоках легенда об Исфандияре. Многие мифы в первых главах поэмы, перекликающиеся со сказаниями, следы которых отражены в «Авесте», также происходят из среднеазиатского источника. Придания же о сасанидском периоде (меньшая часть поэмы) в основном заимствованы из письменных источников, преимущественно из пехлевийской литературы. Вся поэма делится на три больших периода – мифологический, героический и исторический.

 

Фирдоуси построил своё произведение на идее борьбы добра и зла, берущей начало в древнейших преданиях. На протяжении всей поэмы иранские народы как сторонники добра силы борются против злой силы – иноземных захватчиков. В легендарной части поэмы в лице царя-дракона Заххака поэт изображает тиранию иноземных угнетателей и мастерски показывает свержение этой тирании в результате героической борьбы кузнеца Кава и восставшего по его призыву народа.

 

В лице Рустама и других героев поэмы автор показал самоотверженную борьбу следующих поколений за независимость своей родины. Включив в поэму исторические события, начиная с похода Александра Македонского и до арабского завоевания и смерти Йездигерда III, поэт воспел идею борьбы народа за независимость родного края на всём протяжении его истории. Кроме того, он украсил поэму романтическими эпизодами (подобно сказанию о любви Заля и Рудабе), пословицами и изречениями дидактического характера.

 

Вся эта эпопея Фирдоуси проникнута сочувствием труженикам – крестьянам и ремесленникам, которых он изображает людьми благородными и великодушными. Фирдоуси намного опередил своих современников в оценке движения маздакитов, о которых он пишет с симпатией, считая их голодными и страждущими.

 

Лишь глубоким стариком, после многолетней непрерывной работы поэт завершил к 994 г. своё выдающееся произведение, насчитывающее свыше 100 тыс. стихотворных строк.

Но с начала работы Фирдауси над поэмой прошло уже много времени. Саманидское государство успело за этот период распасться, из покровителей поэта никто не остался в живых. Тогда Фирдоуси по совету одного из своих доброжелателей, посвятил «Шах-наме» к пришедшему к власти султану Махмуду Газневиду.

 

Однако Махмуд отверг поэтический дар и, по приданию, даже приказал бросить поэта за его богохульство – описание доисламских героев и царей – на растоптание под ноги слону. Представитель новой тюркской династии, пришедший на смену Саманидов, Махмуд Газневид, естественно, усмотрел политическую опасность в поэме, восхвалявшей борьбу предков таджикского народа против туранцев (древнее название кочевых восточно-иранских племён), которые воспринимались при Махмуде как предки тюрков.

 

Кроме того, султан Махмуд, искавший поддержку у Арабского халифата и мусульманского духовенства, ополчился против воспевания старинных, доисламских традиций в «Шах-наме» и её антиарабской направленности. Но важнейшей причиной резко отрицательного отношения Махмуда к «Шах-наме» Фирдоуси явилось то, что Махмуд, считавший основной задачей подавление народных движений, не мог одобрить народное по своей сущности творение гениального поэта.

 

Художественные достоинства эпопеи, созданной Фирдоуси, ставят её в один ряд с наиболее выдающимися эпическими произведениями мировой литературы.

 

Великий поэт провёл остаток жизни в нищете и лишениях и умер в Тусе в 1020 г. (по другим сведениям – 1025 г.). Мусульманское духовенство, считавшее Фирдоуси еретиком, запретило хранить его на мусульманском кладбище. Тело поэта было предано земле в его соду.

 

Имя Фирдоуси стало бессмертным.

 

Разделы: «Средневековые Деятели»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»