Первые письменные произведения на таджикском.


Самарканд


Дари, фарси дари.

Завоевание Мавераннахра и присоединение его к Арабскому халифату означало распространение здесь не только ислама, но и арабского языка. Также как и в других областях халифата, арабский язык считался в Мавераннахре языком религии и государства. Местная аристократия, стремившаяся как можно теснее сблизиться с арабскими правителями, усиленно старалась изучить арабский язык. Среди неё появились люди, совершенно забывшие свой родной язык и говорившие только по-арабски. Вместе с тем, арабским языком как языком науки пользовались учёные, происходившие из народов Средней Азии. Известны написанные на арабском языке труды местных учёных, таких как хорезмиец Мухаммад ибн Муса ал-Хорезми (780-863 гг.), ферганец астроном ал-Фергани (IX в.), Ахмад ибн Абдаллах ал-Мервези (из Мерва, умер около 870 г.), языковед Себавейхи (умер около 800 г.) и др.

 

На арабском языке писалась вся богословская и юридическая литература (фикх), все официальные бумаги. Не зная арабский язык нельзя было стать чиновником.

 

По настоянию арабов, на арабском языке писались научные труды. И лишь с середины Х в. население Мавераннахра стало писать на своём родном языке. Правда, литературный язык принял другой алфавит от арабской графики, совершенно порвав с согдийской и пехлевийской письменностью.

 

Период правления Тахиридов, являвшийся первым шагом к освобождению от власти халифата, несколько изменил это положение. Первые Тахириды подчёркнуто пренебрежительно относились к литературе на родном языке, но в конце этого периода местная аристократия, которая прежде считала изучение и применение арабского языка одним из средств упрочения своего положения, не могла больше игнорировать язык широких масс. Для упрочения власти в стране необходимо было опереться на местное население. Попытки введения в литературный обиход наряду с арабским языком местного языка, языка коренного населения страны, являлись своего рода демонстрацией. Этим шагом местная аристократия ещё раз подчёркивала свою независимость от власти Арабского халифата. Вот почему со времени Тахиридов в придворных кругах и среди правящих слоёв начинают писать на местном языке. Якуб ибн Лейс, представитель династии Саффаридов, сменивший Тахиридов, открыто отказался слушать посвящённые ему стихи на арабском языке.

 

При Саманидах таджикский язык того времени, называвшийся в письменных произведениях дари, или фарси дари, был принят в основном как государственный язык. Официальная переписка по вопросам, не имевшим отношения к религии, стала вестись преимущественно на этом языке.

 

Языку дари открылся также доступ в область поэтической и прозаической литературы. Наряду с произведениями на арабском языке, стало появляться всё больше произведений на языке дари.

 

К сожалению, большинство ранних памятников письменности саманидского периода до нас не дошло. Но и на основании того, что осталось, можно утверждать, что достижения того времени в области языка, как в прозе, так и в поэзии, были велики.

 

Одним из дошедших до нас памятников прозы саманидского периода, написанных на языке дари, является предисловие к прозаической «Шах-наме», написанной в г. Тусе в 957 г. по приказу и под наблюдением одного из крупных деятелей того времени Абу Мансура Мухаммада ибн Абд ар-Раззака, который при Саманидах неоднократно являлся правителем Туса и Нишапура (в Хорасане), а в 960-962 гг. дважды был главным военачальником в Хорасане. С помощью мобедов (зороастрийских жрецов) и учёных были собраны сведения о прошлом иранских народностей, изложенные затем в форме книги, послужившей впоследствии одним из источников для «Шах-наме» Фирдоуси.

 

Другим произведением, написанном на языке дари, является перевод с арабского «Истории» Табари, сделанный Балами.

 

Абу Али Мухаммад Балами, бывший везиром во время правления Мансура ибн Нуха Саманида, по приказу последнего в 963 г. завершил перевод этой книги. Балами добавил к переводу описание многих эпизодов из жизни иранских народов, например, дастан «Бахрам Чубин», которого в «Истории» Табари не было. По сравнению с языком предисловия «Шах-наме» Абу Мансура в переводе Балами встречается больше арабских слов, но в грамматической структуре, в построении фраз и в отдельных выражениях разницы нет.

 

К памятникам того периода принадлежит также перевод арабской книги «Тафсири Табари» («Комментарий Табари» к Корану). Этот «Комментарий» состоял из 14 томов и переведён учёным Мавераннахра в 962 г., т.е. одновременно с «Историей» Табари. Один из известных учёных саманидской эпохи, крупный знаток поэзии и истории Абу ал-Муайад Балхи написал на языке дари книгу «Аджаиб ал-булдан» («Чудеса городов»). Как сообщает автор «Истории Систана», Абд-ал-Муайадом были написаны также и «Шах-наме» и «Гаршасп-наме», от которых, к сожалению, сохранились лишь небольшие отрывки.

 

Кроме перечисленных произведений к числу прозаических памятников, написанных на языке дари того периода, принадлежит ещё ряд научных сочинений, в том числе написанное неизвестным автором в конце Х в. географическое произведение «Худуд ал-Алам» («Пределы» мира») – один из важнейших источников для изучения социально-экономического строя Средней Азии и других стран Х в. В 950 г. был переведён со среднеперсидского на дари сборник рассказов «Синдбад-наме».

 

Разделы: «Средневековые Деятели»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»