Литература и наука в XI-XII веках.


Самарканд


Политические изменения, происходившие в конце Х в., т.е. распад Саманидского государства, завоевание Караханидами Мавераннахра и переход Хорасана к Газневидам, не могли не отразиться на науке и литературе. Начавшийся подъём науки и культуры народов Средней Азии, развитие языка дари и персидско-таджикской литературы, были несколько приостановлены войнами и междоусобицами.

 

Возникновение державы Махмуда Газневида и объединение всей территории Хорасана, Чаганиана, Хутталяна, Тохаристана, основной части нынешнего Ирана и Северной Индии вокруг одного центра вновь создали некоторые условия для дальнейшего развития науки и литературы.

 

В этот период развивались отношения между Багдадом, с одной стороны, и Средней Азии, особенно Хорасаном и Тохаристаном, - с другой. Идеологическое влияние Багдада на территории Газневидского государства, в Мавераннахре и Хорасане чрезвычайно усилилось.

 

При Газевидах арабский язык получил большое распространение. Диван, ведавшей государственной перепиской, вначале вёл все дела на языке дари, но затем полностью перешёл на арабский язык. В диване привлекались на работу преимущественно лица, владеющие арабским языком. Начиная с периода Газневидов, в таджикский язык начинают всё более проникать арабские слова и выражения.

 

Таджикская литература сконцентрировалась в Газневидском государстве преимущественно при дворе. Литературные источники отмечают, что при дворе султана Махмуда собралось несколько десятков поэтов. Махмуд покровительствовал литературе ради придания «пышности» двору и собственного прославления. Именно поэтому получил столь широкое развитие жанр панегирической оды (касыды).

 

Одним из крупнейших поэтов-одописцев, удостоенных при дворе султана Махмуда звания «царя поэтов», был уроженец Балха Абул-Касим Хасан ибн Ахмад Унсури (род. В60-х годах Х в. – ум. в 1039 г.). Получив образование, он через брата султана Махмуда и большую часть своих касыд посвятил воспеванию побед султана. Современники с большой похвалой отзывались об Унсури как о крупном мастере слова. Его перу принадлежат (дошедшие только в отрывках) любовные поэмы (маснави), в частности «Вамик и Арза» (на древнегреческий сюжет). Унсури внедрил в таджикско-персидскую литературу новый стиль панегирической касыды с усложнёнными риторическими фигурами и рационалистическим подходом к образности.

 

Видными придворными поэтами являлись Абу-л-Хасан Али Фаррухи (ум. в 1038 г.) и Абу-н-Наджми Ахмад Манучихри (ум. в 1041 г.).

 

В целом для поэзии газнийского круга характерны панегирическая и гедоническая темы. Поэты данного периода продолжали развивать жанры, существовавшие при Саманидах. Газневидские поэты обогатили арсенал изобразительных средств персидско-таджикской литературы, выработали новые стилистические приёмы и поэтические фигуры.

 

Начавшийся в Х в., в условиях государственной независимости, подъём науки продолжался и в XI в. Выдающимся учёным этого периода был Абу ибн Сина.

 

Другим крупнейшим учёным этого периода являлся хорезмиец Абу Райхан Мухаммад ибн Ахмад Бируни (973-1031 гг.). Бируни родился в пригороде Хорезма. По приданию, он занимался научной работой все дни, кроме ежегодных праздников Навруза (весенний праздник «Нового года», 21 марта) и Мехргана (праздник сбора урожая, 21 сентября).

 

Бируни имел большую склонность к путешествиям, которые он совершал с научной целью. Одним из мест, где он прожил сравнительно долгое время, была прикаспийская область Джурджан (Гурган). Во время его пребывания там правителем Джурджана был Кабус ибн Вушмагир (976-1012 гг.) Кабус считался образованным человеком, знатоком литературы и покровителем наук. Он и сам написал несколько книг. В 1000-1003 гг. Бируни закончил свой труд под названием «Ал-асар ал-бакия ан ал-курун ал-халия» («Памятники прошедших поколений», сокращённо – «Хронология»). В нём он описал календари и системы летоисчисления, а также праздники согдийцев, древних хорезмийцев, персов, греков, евреев, христиан и мусульман. Труд этот является важнейшим источником по истории народов Средней Азии и всего востока.

 

Осенью 1003 или весной 1004 г. Бируни возвратился в Хорезм. Здесь он встретился со многими крупными учёными, которые в результате политических перемен конца Х в. бежали из Бухары и из других городов Мавераннахра и Хорасана и собрались в Хорезме. Источники указывают на то, что харезмшах Мамун II покровительствовал учёным, в том числе Бируни. Но в 1017 г. Махмуд Газневид после  захвата Хорезма увёз Бируни с собой в Газну. Таким образом, последующая научная деятельность Бируни протекала в Газне.

Бируни принимал участие в походах султана Махмуда и, будучи в Индии, изучал там санскрит, а также обычаи и нравы народов этой страны. По возвращению из путешествия он написал книгу «Тахрир ма ли-л-Хинд мин макала макубла фи-л-акл ау марзула» («Разъяснение принадлежащих индусам учений, приемлемых рассудком или отвергаемых»), являющуюся одним из важнейших источников по истории Индии.

 

Бируни оставил ряд трудов по вопросам астрономии, геометрии и астрологии. Один из написанных в Газне в 1030 г. для некой хорезмийки, дочери ал-Хасана, о которой больше ничего не известно. Второй труд, «Ал-Канун ал-Масуди фи-л-хайна ва-н-нуджум» («Масудовский канон по астрономии и звёздам»), был написан между 1030 и 1036 гг. и посвящён султану Масуду. Этот труд Бируни – подлинная астрономическая энциклопедия восточного средневековья.

 

Бируни создал много научных работ, но большинство их, к сожалению, до нас не дошло. Средневековый арабский учёный-путешественник Якут писал, что в одной из мечетей Мерва он встретил среди документов список работ Бируни, занимавший 60 листов. В последние годы в некоторых библиотеках мира были найдены неизвестные труды Бируни.

Бируни сделал ряд открытий, которые настолько опередили уровень знаний его времени, что нередко приближаются к некоторым данным современной науки. Например, таковы теории Бируни по истории ландшафта северо-индийской низменности и по истории изменения течения Амударьи.

 

Бируни было абсолютно чуждо чувство религиозного фанатизма и враждебного отношения к культуре немусульманских народов. Так, все его произведения об Индии проникнуты духом высочайшего уважения к великой индийской культуре. Поэтому Бируни и его труды пользуются большой популярностью и в Индии, и в Пакистане.

 

В первой половине XI в. развивалась и историография. Абу Наср Утби (один из придворных Махмуда Газневида) составил на арабском языке посвящённую султану «Тарихи Ямини» («История, посвящённая Ямину, от слова «ямин» - «десница», ибо одним из титулов Махмуда был «ямин-ад-даула» - «десница державы»), в которой приводит много важных сведений о правлении Себук-тегина и Махмуда.

 

Одним из крупнейших историков газневидского периода считается Абу Саид Гардизи. (Гардиз – название местности, находящейся на расстоянии одного перехода от Газны по дороге к Индии). В период между 1048-1052 гг. Гардизи написал на таджикском языке книгу «Зейн ал-ахраб» («Краса сообщений»).

 

Наконец, выдающимся историком газневидского периода является Абу-л-Фазл Бейхаки (около 996-1052 гг.). Абу-л-Фазл в течение девятнадцати лет работал секретарём дивана посланий у Газневидов и был очевидцем почти всех важных событий того периода. Он составил на таджикском языке историческую летопись, состоявшую якобы из 30 томов. Однако из этого важного исторического труда сохранилась до нашего времени лишь несколько разрозненных и неполных томов, повествующих о царствовании султана Масуда и о событиях его эпохи, известных под названием «Тарихи Масуди», или же «Тарихи Бейхаки».

 

В государстве Караханидов наука и литература в этот время переживала упадок.

Как пишет в антологии XIII в. Мухаммад Ауфи, из караханидских ханов, по-видимому, один только Клыч Тамгач-хан придавал некоторое значение развитию науки и литературы. Однако можно назвать несколько произведений, появившихся в XI в. в Мавераннахре. Например, «Тарихи мулки Туркистан» («История Туркестана») Маджд ад-Дина Мухаммада ибн Аднана и другие, из которых до нас, к сожалению, дошли лишь отдельные отрывки.

Таджикская литература в Мавераннахре и в этот период знает некоторых талантливых поэтов, вроде Амака Бухарии «ум. в 1149 г.), Сузани Самарканди (ум. в 1173 г.), Рашиди Самарканди и др., которые, однако не могут сравниться по значению их творчества со своими предшественниками.

 

Амак и Сузани представляют собой как бы две противоположности. Творчество Амака, придворного поэта, изыскано, он доводит до совершенства форму стиха, его стихотворения приводят в руководствах по риторике в качестве образцов для подражания. Напротив, Сузани в своей поэзии – типичный представитель города. Правда, ему приходилось писать ради заработка панегирики знати, однако больше всего он прославился своими сатирами и пародиями, написанными очень простым языком, тяготеющим к разговорной речи.

Демократические мотивы в его творчестве продолжили поэты последующих периодов.

Вторая половина XI – начало XIII в. занимает в истории культуры народов Средней Азии большое место. Объединение, Мавераннахра, Хорасана и Тохиристана вокруг одного центра, происшедшие при Сельджукидах, возродило культурную деятельность в таких городах, как Нишапур, Мерв, Балх и частично Герат.

 

К этому периоду относится творчество таких крупных представителей персидско-таджикской литературы, как Асади Туси, Насир-и Хусрау, Омар Хайям, Фахр ад-Дин Гургани, Анвари, Масуд Саад Сальман, Муиззи, Сабир Термези и др.

 

Творчество этих писателей было различно по идейному содержанию. В творчестве поэтов большее место, чем прежде, занимают вопросы морали и воспитания, философские и гуманистические мотивы, подчас смелая защита интересов народных масс, выступления против произвола и насилия феодалов. Среди этих поэтов особенно выделяются Насир-и Хусрау, Омар Хайям и Фахр ад-Дин Гургани, в творчестве которых преобладала прогрессивная народная тенденция.

Насир-и Хусрау (1004-1088 гг.) родился в городе Кабадиане на территории нынешнего Таджикистана (по другому предположению – в селении, также называвшемся Кабадиан, но находившемся в окрестностях Балха). В юношеском возрасте он начал изучать различные науки, особенно интересовался литературой, религиозно-философскими вопросами.

 

В молодости Насир-и Хусрау познакомился с жизнью двора газневидских султанов Махмуда и Масуда и некоторое время был крупным чиновником по финансово-податной части при дворе Сельджукидов, после чего отправился путешествовать. Ещё в юности он совершил поездки в Индию, в районы Туркестана и современного Афганистана. Насир-и Хусрау путешествовал с целью изучения образа жизни и верований различных народов. На протяжении семи лет поэт побывал в Хиджазе, Малой Азии, Сирии и Египте, познакомился с жизнью, нравами и обычаями местного населения. Встретившись в Египте со сторонниками фатимидских халифов, главами исмаилитской секты. Насир-и Хусрау стал ревностным последователем исмаилизма (Существует предположение, что Насир отправился в Египет, уже, будучи втайне исмаилитом).

 

Вернувшись в Хорасан и остановившись в Балхе, Насир-и Хусрау стал открыто проповедовать исмаилизм и вербовать его последователей. Этим он навлёк на себя преследования мусульманских богословов и сельджукидских правителей. Скрываясь от преследований, он стал вести скитальческую жизнь, переходя из города в город. Как пишет сам Носир-и Хусрау, это был очень тяжёлые период в его жизни.

 

Результатом странствий Носир-и Хусрау явился историко-географический трактат «Сафар-наме» («Книга странствий»). Кроме того, он написал ряд книг по вопросам исмализма: философские трактаты «Зад ал-мусафирин» («Провиант путников»), «Ваджх-и дин» («Лик веры»), «Джами ал-хикматайн» («Гармония двух мудростей», т.е. мусульманской и античной) и др. Наибольшую ценность представляют, однако, его поэмы «Раушанаи-наме» («Книга света»), «Саадат-наме» («Книга счастья») и поэтический «Диван» в целом.

 

До конца своих дней Насир-и Хусрау так и не освободился от преследований. После нескольких лет нелегальной жизни в Хорасане, Табаристане и Мазандаране он уехал на Памир, в Бадахшан, где в горном селении провёл в единении свои последние годы.

 

Омар Хайям (1048-1131 гг.) родился в Нишапуре, там же завершил своё образование и стал одним из крупнейших учёных XI в. Хайям оставил ряд научных трудов в области астрономии, математики, философии и других наук. Во время правления Малик-шаха Сельджукида он вместе с другими астрономами руководил подготовкой реформы календаря.

 

Выдающийся поэт Востока, Омар Хайям особенно прославился своими рубаи (четверостишия). Число рубаи Хайяма невелико, но значение их как с литературной точки зрения их философского содержания огромно. Высокое мастерство в сочетании с материалистическими и атеистическими тенденциями делают четверостишия Хайяма одной из жемчужин мировой литературы.

 

Среди поэтов XI в. особое место по остроте выражения настроений городских  кругов и их критики в адрес феодалов занимает Фахр ад-Дин Гургани и его поэма «Вис и Рамин», написанная около 1055 г. В этой романтической поэме, использовавшей пересказ старинного  пехлевийского парфянского любовного сюжета, содержится скрытая сатира, едкое высмеивание нравов царей и придворной челяди. В заключении поэма рисует картину социальной утопии, как её представляли горожане того времени.

 

Абу Наср Асади Туси (ум. около 1070 г.) составил «Гаршасп-наме» («Книгу Гаршаспа») по образцу «Шах-наме» Фирдоуси. Сказание о Гаршаспе является одним из древнейших дастанов восточно-иранских народов.

 

Асади первым внедрил в таджикскую литературу форму муназара – поэтического диспута. Им написано пять таких произведений, в которых излагается диспут между землёй и небом, днём и ночью, копьём и луком, магом-зороастрийцем и мусульманином, арабом и персом. Кроме того, им составлен словарь, в котором приведены образцы произведений почти 80 поэтов того времени. Историческое значение этого словаря очень велико: в нём можно найти отрывки из многих не дошедших до нас произведений поэтов той эпохи и более ранних периодов, например из «Калилы и Димны», написанной в стихах поэтом Рудаки.

 

Масуд Саад Сальман (1046 ок. 1121 г.) был придворным поэтом последних Газневидов. Большую часть своей жизни он провёл в Северной Индии, в Лахоре, являясь, таким образом, одним из первых представителей средневековой таджикско-персидской поэзии в Индии, где впоследствии поэзия на фарси распространилась чрезвычайно широко. По наветам врагов поэт неоднократно заточался султанами в темницу и провёл в тюрьме, в общем, свыше 18 лет.

 

В своём творчестве Масуд Саад Сальмани пытался воскресить традиции воспевания могущества Газневидов и даже включал в свои стихи цитаты из Унсури – «царя поэтов» султана Махмуда. Однако свои славословия он пишет простыми, ясными поэтическими стихами, причём искусно вводит в них мудрые изречения, наставления, философские раздумья, прекрасные описания битв.

 

Находясь в заточении, поэт создаёт глубоко трогательные «тюремные элегии», в которых описывает своё невыносимое положение и жалуется на несправедливость. Судьба этого талантливого поэта глубоко трагична. Как его жизнь, так и творчество опутаны цепями феодального гнёта.

 

Амир Мухаммад Муиззи (ум. ок. 1140 г.) родом из Нишапура. Большую часть его произведений составляют оды-панегирики (касыды) в честь Сельджукидов Малик-шаха и Санджара, при дворе которых он подвизался. При Санджаре Муиззи, получил титул «Малик аш-шуара» («царь поэтов»), стал главой придворных поэтов.

 

Сабир Термези. По призванию поэт лирик, Термизи вынужден был служить султану Санджару Сельджукиду, выполняя его разнообразные поручения. Последний поручил ему какие-то дела в Хорезме и отправил ко двору своего соперника – хорезмшаха Астыза. Здесь по приказу хорезмшаха Термези был схвачен, обвинён в шпионаже в пользу Сельджукидов и около 1148 г. утоплен в Амударье. Стихи Термези составляют целый диван касыд и лирических стихотворений (газелей).

 

Аухад ад-Дин Анвари (1126- ок. 1190 г.) родился в селении Бадна на севере Хорасана в 1126 г. Как многие поэты той поры, Анвари в молодости изучил все науки своего времени. Он был приглашён ко двору сельджукидского султана Санджара и написал много касыд, посвящённых этому правителю. Общепризнанно, что в творчестве Анвари касыда достигла своего высшего развития. Написанные с необыкновенным поэтическим мастерством, они содержат прекрасные лирические любовные вступления, философские раздумья, великолепные описания и вместе с тем славословия Санджара. Одна из его самых известных касыд, описывающая разорение Хорасана гузами, проникнута высокими патриотическими чувствами. Газели Анвари близки к народной лирике.

 

Наряду с выдающимися поэтическими произведениями мы встречаем в таджикско-персидской классической литературе этого периода также классические образцы прозаических произведений. Таковы, например, политический трактат везира Сельджукидов Низам ал-Мулька «Сиясет-наме» («Книга об управлении государством»), литературоведческий труд Низами Арузи Самаркандского «Чахар макала» («Четыре беседы»), руководство по поэтике Рашид ад-Дина Ватвата, «Хадаик ас-сихр» («Сады волшебства»), «Синдбад-наме» Захири Самарканди и «Макамати Хамиди) («Хамидовы макомы») Хамид ад-Дина из Балха.

 

«Сиясет-наме» весьма ценный исторический источник, содержащий критику существовавшей при Сельджукидах системы управления с позиции сторонника централизованного феодального государства. После смерти Низам ал-Мулька «Сиясет-наме» подверглась редактированию, в текст были внесены добавления, однако и в дошедшем до нас виде она представляет собой ценный памятник прозы конца XI в. Язык книги простой и ясный.

 

«Чахар макала» Низами Арузи – важнейший источник для понимания современной автору и предшествовавшей его времени литературной и культурной жизни. Составляющие её «беседы» посвящены профессиям придворного писца-секретаря, поэта, астролога и врача. В каждой «беседе» даётся характеристика одной из этих профессий, иллюстрируемая десятью историческими поучительными рассказами о выдающихся деятелях соответствующей профессии. Книга даёт больше сведений об условиях жизни деятелей культуры того времени, чем какой бы то ни было другой источник. Особенно ценна «беседа», посвящённая поэтам, характеризующая их тяжёлое положение в феодальном государстве.

 

«Хадаик ас-сихр» Рашид ад-Дина Ватвата представляет собой детальный разбор формы стихов того времени, особенно поэтических фигур и образов. В ней имеются интересные эстетические оценки и суждения.

 

«Синдбад-наме» Захари Самарканди написана на темы распространённого на Востоке дидактического романа о коварстве женщин. Увлекательный сюжет обрамляющего повествования послужил автору поводом для введения множества притч, излогающих в занимательной форме положения «науки об управлении страной».

 

Книга «Макамати Хамиди» Хамид ад-Дина Балхи написана рифмованной прозой и состоит из 24 занимательных «макомов», представляющих своеобразное сочинение новеллы, притчи, загадки и пословицы на дидактические темы.

 

Наука описанного периода также представлена многими новыми именами.

Имам Фахр од-Дин Мухаммад ибн Омар Рази (1150-1219 гг.) жил в Рее и Герате, где занимался преподавательской деятельностью и чтением проповедей. Написал много научных трудов по медицине, астрономии, математике.

 

Абу-л Касим Махмуд Замахшари Хорезми (1074-1143 гг.) был одним из выдающихся исследователей лексики и арабской грамматики. Ему принадлежит арабо-фарси словарь.

Абу Бакр Абд ал-Кахир ибн Абд ар-Рахман Джуджани (ум. в 1108 г.) был специалистом в области грамматики.

 

Зайн ад-Дин Исмаил Джурджани (ум. между 1135 и 1137 гг.) приехал по приглашению хорезмшаха Кутб ад-Дина Мухаммада ибн Ануш-тегина в Хорезм и там в 1110 г. написал на таджикском языке свой труд «Захираи Хорезмшахи» («Сокровище Хорезмшаха»). Эта работа, основанная на «Каноне» Ибн Сины, состоит из 10 книг, трактующих о сфере применения медицины, об анатомии, причинах и симптомах болезней, гигиене, диагностике и прогнозах течения болезней, способах лечения, ядах и противоядиях, фармакологии. «Захираи Хорезмшахи» была переведена на языки древнееврейский, турецкий и урду.

 

Разделы: «Средневековые Деятели»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»