Художественная и историческая литература в XVI в.


Самарканд


Литература и наука, шагнувшие далеко вперёд в своём развитии в годы правления Улугбека, вскоре после его смерти стали резко отставать из-за усиления реакционного влияния на общественную жизнь мусульманского духовенства. Это отставание особенно усилилось в период правления Абу Саида. Та политическая обстановка, которая сложилась в стране с начала XVI в., нанесла научно-литературной жизни ещё более сильный удар. Роль реакционного мусульманского духовенства чрезвычайно возросла, что всё сильнее тормозило развитие научной мысли. В результате Герат с начала XVI столетия утратил своё значение культурного центра в Средней Азии. Представители литературы, науки, искусства рассеялись по разным концам страны.

 

Во второй половине XVI в. поднялось значение Бухары как культурного центра. В это время увеличилось количество медресе в Бухаре, правда, в них изучали почти исключительно богословие. Тем не менее, развиваются в какой-то мере и светская литература и наука. Автор антологии бухарской поэзии, составленной во второй половине XVI в., Ходжа Хасан Нисари, перечисляет в одной из трёх редакций своего тазкира 250 деятелей литературы и науки в период правления Удейдаллах-хана и его сына. Хотя большинство из перечисленных деятелей не оставило в литературе и науке сколько-нибудь заметного следа, такая цифра говорит о значительном оживлении литературно-научной мысли. Для дальнейшего развития литературы и науки имело значение творчество лишь немногих. Из них особенно важно отметить деятельность Васифи.

 

Зайн ад-Дин Васифи (1485-1520 гг.). До 1512 г. он жил в Герате. После падения власти Тимуридов он перешёл на службу к Шейбанидам и до 30-х годов XVI в. проживал в Бухаре, Самарканде, Ташкенте и других городах Средней Азии. Кроме стихов, Васифи написал интереснейшие мемуары «Бадаи ал-вакан» («Удивительные события»). В этих мемуарах он ярко рисует облик современных ему городов, описывает литературные нравы в Герате при Навои и жизнь придворных поэтов при Шейбанидах. Остроумный, наблюдательный писатель Васифи в сатирической форме изобличает многие пороки сложившегося в ханстве режима.

Современником Васифи был выдающийся поэт и историк Камал ад-Дин Бинаи (род. в 1453 г., убит в 1512 г.). Он родился в Герате в семье искусного мастера-строителя, в молодости провёл несколько лет в Ширазе, затем жил в Тебризе при дворе султана Якуба. В 1491 г. он вернулся на родину в Герат, однако в результате придворных интриг, вызванных завистью к нему – талантливому поэту «низкого» происхождения, был вынужден переехать в 1495 г. в Самарканд. Там он стал свидетелем борьбы за власть между последними Тимуридами и Шейбанидами. После занятия Самарканда Мухаммадом Шейбани-ханом он поступил к нему на службу и с его войсками в 1507 г. вернулся снова в родной Герат. После смерти Шейбани-хана (1510 г.) и захвата войсками Сефидов Герата он поселился в Карши, где два года спустя был убит.

 

Бинаи писал стихи, прозу, был прекрасным музыкантом. Его перу принадлежит дидактическая поэма «Бехруз и Бахрам», где он излагает свои общественные и этнические взгляды. Он осуждает в ней человеческие слабости, критикует социальное зло, указывает на необходимость знания, бичует недостатки богатых и знатных. Несмотря на традиционный характер дидактического жанра, Бинаи вводит в поэму новые идеи.

Газели Бинаи написаны в традициях XV в., однако и здесь он выступает иногда как новатор, вводя автобиографические детали и элементы критики власть имущих.

 

Среди исторических сочинений Бинаи прежде всего должны быть упомянута его «Шейбани-наме» и её расширенный вариант – «Футухат-и хани», написанные между 1504 и 1510 годами. Эти книги описывают в прозе, перемежающейся стихами, события из жизни Шейбани-хана. В отличие от других исторических сочинений того времени они содержат много дидактических отступлений, которыми Бинаи наивно рассчитывал воздействовать на совесть правителя.

 

Бинаи был типичным представителем среднего слоя горожан и с их позиций критиковал пороки правящих кругов. Он был талантливым продолжателем лучших традиций таджикско-персидской классической литературы, ярко отразил в своих произведениях историческую обстановку Средней Азии конца XV – начала XVI в.

 

Встречающиеся в некоторых работах мнение, что Бинаи был противником развития литературы на узбекском языке, вызванное сообщениями историков о его временных размолвках с Навои, основано на недоразумении. Бинаи высоко отзывался об узбекских и таджикских стихах Навои, с тёплым чувством вспоминал о нём в своих произведениях после его смерти и даже сам писал стихи по-узбекски. Никакого «движения против узбекского языка» в то время не существовало. Жизнь и творчество Бинаи, наоборот, говорит о тесной дружбе между деятелями культуры двух народов.

 

Другой талантливый поэт этого времени – Бадр ад-Дин Хилали (ок. 1470-1529 гг.), как и Бинаи, принадлежал к гератскому культурному кругу. Родился он в Астрабаде, но в 1491 г. переехал в Герат для продолжения образования, где и провёл остальную жизнь. В 1529 г. его обвинили в приверженности к шиизму, в том, что он написал сатиру на Убейдаллах-хана, и по приказу этого правителя казнили. Самое важно место в творчестве Хилали занимает диван лирических любовных газелей, до нашего времени очень популярных в Таджикистане. Простота и совершенство формы, и песенный строй придают его газелям особую прелесть. Кроме того, его пиру принадлежат ещё три поэмы – «Лейли и Меджнун», «Сифат ал-ашикин» и «Шаху гада».

 

Творчество поэтов первой половины XVI в. всё ещё недостаточно изучено. Нет сомнения, что в нём усиливаются по сравнению с поэзией XV в. формалистические черты, наблюдается снижение мастерства, в чём можно видеть влияние исторической обстановки.

Во второй половине XVI в. после создания Абдаллах-ханом II централизованной власти в Средней Азии литературная жизнь по сравнению с предшествовавшим периодом заметно оживляется. Из ремесленных кругов выходят выдающиеся поэты. Среди них, прежде всего, следует назвать Абд ар-Рахмана Мушфики (1538-1588 гг.), писавшего на таджикском языке. Родился Мушфики, по одной версии, в Бухаре, в семье ремесленника, одно время жил в Самарканде, стал известен как поэт, но при попытке устроиться ко двору султана Саида потерпел неудачу и переехал в Дели ко двору императора Акбара, индийского религиозного реформатора, которого он восхвалил в двух касыдах. В 1567 г. он вернулся в Бухару, где был приближен ко двору Абдаллах-хана II и стал его «малик аш-шоара» («царём поэтов»).

 

Несмотря на свою карьеру при дворе и большое искусство, проявленное им в жанре касыды (его считают последним крупным поэтом-панегиристом в Средней Азии), Мушфики, выходец из народа, по призванию был, прежде всего, лирическим и сатирическим поэтом. Особенно известны и популярны его любовные газели и отличные рубаи. А его пышные касыды оказались почти забытыми. Правда, в одной из своих касыд он решился указать правителю на бедственное положение крестьян.

 

Сатирический диван Мушфики, в котором он высмеивает различных людей, большей частью поэтов, стал широко известен в народе. За Мушфики утвердилась в таджикском фольклоре слава шутника, он стал излюбленным героем анекдотов (латифа), распространившихся первоначально в среде ремесленников, в них изображается вольнодумцем, «возмутителем спокойствия».

 

В XVI в. продолжала развиваться и историография. Появились такие обстоятельные исторические летописи, как «Хабиб ассияр фи ахбар-и афрад ил-башар» («Друг жизнеописаний в сообщениях о выдающихся личностях рода человеческого») Хондемира, где излагались события всеобщей истории и биографии знаменитых людей до периода окончания борьбы Шейбани-хана и шаха Исмаила (1510 г.). «Мехман-намаи Бухара» («Книга бухарского гостя») Рузбехана, «Абдаллах-наме» («Книга Абдаллаха») Хафиз-и Таныша являются важнейшими источниками для изучения истории Средней Азии XVI в. Хафиз-и Таныш был также поэтом, ему принадлежал целый диван стихотворений, к сожалению, утраченный.

 

В Самарканде в этот период получили значительное развитие гуманитарные науки, высокого развития и специализации достигла медицина, было развито изобразительное искусство.

 

Поэт Васифи в 1513 г., находясь в Самарканде, писал: «В дни своего правления почитание учёных и посвящённых людей считал он (Кучкунчи-хан) своей первейшей обязанностью. В его царствование были возобновлены, восстановлены и укреплены все медресе, ханака, обители, мечети и богоугодные учреждения… В медресе и ханака… Улугбека… было назначено 10 мударрисов, одним из которых был Мавлоно Ашир-калон. В медресе Шейбани-хан… было назначено 4 мударриса, в их числе Мвлоно Ходжаги».

 

В XVI-XVII вв. в Самарканде вели научную деятельность крупные учёные: уроженец Самарканда Махмуд ибн Мухаммад (Мерием Челеби – ученик Али Кушчи) – математик и астроном; мулло Абдулали Назмуддин ибн Мухаммад ибн Хусайн Бричанди (ученик Али Кушчи) – математик, астроном; Амир Али Акбар Самарканди – учёный, музыкант; Боки жаррох Самарканди (XVI в.) – учёный, врач-хирург, поэт и музыкант; Давои Самарканди (XVI-XVII вв.) – врач и поэт; Мухаммед Дервиш Самарканди (XVI-XVII вв.) – учёный и поэт, художник-миниатюрист; Дусти Самарканди (XVI-XVII вв.) – учёный и поэт; Ярмухаммед ибн Худой Мухаммед Самарканди (XVI в.) – учёный-богослов; Кешуфи Самарканди (XVI в.) – учёный и поэт; Мавлоно мири Калон Самарканди (XV-XVI вв.) – мударрис медресе Улугбека; Мир Джамолиддин Хоразми (XV-XVI вв.) – мударрис медресе Улугбека; Мухаммед ибн Абдулла Хусайни Самарканди (XVI в.); Ошик Мавлана Абдулхайр Самарканди (XVI в.) – учёный, врач, поэт и философ; Мавлана Саъдулло Согардин Самарканди (XV-XVI вв.) – учёный поэт; Сираджиддин Мухаммед Самарканди (XVI в.) – автор книги «Дар баёни чахор дарё» и «Ганжут Толибин»; Шохий Ходжа Амирокои Самарканди (XVI в.) – учёный и поэт; Султан-Али – учёный и врач, в 1526 г. в Самарканде создал труд «Дастур-ал-илож» (руководство для врачевания). Мухаммед Хусейн ибн Мираки Самарканди в 1541 г. составил список медико-фармакологического трактата, снабдив его тонко исполненными рисунками в красках, изображающими лекарственные растения и сосуды для приготовления и хранения лекарств.

 

О высокой культуре земледелия свидетельствуют два агротехнических трактата XVI в. обобщавших многовековой агротехнический опыт народа. В них содержатся теоретические положения по разным вопросам агротехники и ценные практические наблюдения и советы.

Литературное творчество в Самарканде было развито главным образом в ремесленно-торговой среде. Интересные собрания, диспуты с участием известных поэтов, учёных и острословов «мажлиси» происходили в медресе, частных домах, лавках ремесленников и торговцев, на базарах. Вовлечение в литературное творчество представителей различных социальных слоёв отразилось на содержании и языке художественных произведений.

 

Среди талантливых поэтов этого периода в Самарканде жили и творили Афзали Самарканди, Боки Хумдонаки Самарканди, Фигори Самарканди, Мухаммад Хошим Дахбеди, Завки Мианкали, Мир Абдуллои Самарканди, Абдулазиз Самарканди, Арзий Самарканди, Атоий Аваз ибн Мавлана Отакул Самарканди, Ашки Самарканди, Базми Самарканди, Бедили Самарканди, Васифи Самарканди, Дервиш Хашим Самарканди и др.

 

Мухаммад Салих (1455-1535 гг.) знал, кроме родного узбекского, таджикский, арабский языки, был языковедом, историком, прекрасным поэтом и писателем. Кроме того, он славился своим подчерком. Ему принадлежит поэма «Шайбони-наме».

 

Талантливым поэтом и государственным деятелем был Захир ад-Дин Бабур (1483-1530 гг.). Его записи «Бабур-наме» (на узбекском языке) являются прекрасным литературным памятником и ценным источником по истории Средней Азии первой четверти XVI в.

 

По поручению Кучкунчи-хана в Самарканде ряд исторических сочинений – «Тарих-и Тазани» Рашид ад-Дина, «Зафар-наме» Шараф ад-Дин Йезди – был переведён с таджикского на узбекский язык.

 

Разделы: «Средневековые Деятели»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»