Архитектура в конце XVIII начале XIX века.



В конце XVIII – начале XIX в. в Средней Азии возрождается архитектурное творчество. Особенно славились мастера-архитекторы Хорезма. В этот период в Хиве и других городах было возведено много зданий – дворцов, медресе, мечетей, мазаров, базарных помещений.

Некоторые из них были значительными по размерам. Среди сохранившихся памятников – дворцовые здания, например, дворец Рахманкул-инака в Хазараспе, куриниш-хана (приёмная) Ильтузар-хана и Таш-хаули, построенная Аллакули-ханом в 1832 г. Стены этих зданий облицованы майоликовыми плитками с зелёными и белыми переплетениями цветов и побегов по тёмно-синему фону, в манере, свойственной мастерам Хорезма того времени. Колоны и двери покрыты затейливой и тонкой резьбой. Также отделаны изразцами большие медресе Аллакули-хана (1832 г.) и Мухаммед Рахим-хана I (1852-1853 гг.). Рядом с последним была начата постройка самого большого в Средней Азии минарета, но не закончена.

 

Из гражданских построек представляют интерес большой караван-сарай, базар Аллакули-хана (1835) и ворота Палван-дарваза, возведённые при Мухаммеде Рахим-хане I (1806). Эти постройки можно сравнить с пышными и великолепными зданиями, возводимыми ранее в Бухаре и Самарканде, но они беднее по своим архитектурным формам.

 

Оригинальная резьба по дереву и своеобразное искусство изготовления изразцовой майолики свидетельствовали о том, что подлинные шедевры не забыты и мастерство их изготовления передавалось мастерами из поколения в поколение.

 

Много капитальных зданий было возведено и в Кокандском ханстве ханом Мухаммед-Али, Худояр-ханом и др.

 

Архитектура Хивинского и Кокандского ханств существенно отличалась. Если в Хиве остались традиционные архитектурные феодальные приёмы, то в архитектурных сооружениях Коканда появились новые, свидетельствующие о дальнейшем развитии декорировки: применялись цветные изразцы не только сине-белого или голубого цветов, раскраска потолков и резьба по алебастру была более пёстрая и яркая, иногда даже режущая глаза своими цветовыми диссонансами. Особенно ярко это проявилось в здании дворца Худояр-хана в Коканде.

 

В Бухаре в этот период возводятся тоже довольно крупные сооружения, например, медресе Дамулла Турсунджана (1796-1797). Но большинство построек в Бухаре отличалось малой величиной и несовершенной строительной техникой, почти полным отсутствием декоративной отделки. Однако некоторый интерес представляют постройки Халифа-Худайдад: мечеть, медресе, мазар и сардоба, очень живописная группа из четырёх близко поставленных башен с голубыми куполами над входом в Чар-минор (Халифа-Ниязкул, 1807) и стройное медресе Ирназар-ильчи (1795).

 

Город Ташкент – предмет споров между Кокандским и Бухарским ханствами в первой половине XIX в. был тоже перепланирован. Поскольку ставка Юнус-ходжи Иски Урда была разрушена, возник новый центр – Урда Кокандская, на левом берегу Анхора. Это было примитивное фортификационное сооружение из глины и сырца, в центре – замок для главнокомандующего, обнесённый стеной и тремя рвами (разрушено).

 

Город интересно застраивался в первой половине XIX в. Поскольку Ташкент был на перекрёстке торговых путей, шедших на юг через Самарканд, Термез в Афганистан и Индию, на восток – через Ферганскую долину в Кашгар, на север – через Чимкент в Сибирь, на запад – в Россию, то здесь богатое купечество и чиновничество оформляло и расширяло мемориально-культурные комплексы. В начале XIX в. проводятся работы по ремонту и перестройке ряда медресе и мавзолеев XIV-XVI вв. Так, стали благоустраивать самый древний комплекс города Хазрет Имам, в 1859 г. отремонтировали медресе Барак-хана. Напротив медресе Барак-хана в 1856-1857 гг. построили медресе Муй-Мубарак, соборную мечеть Тилля Шейха и множество мелких строений – шипанги, чортаки, чилляхона, зиоратхона, мавзолеи, даха.

 

Кладбищем-парком был Шейхантаурский комплекс памятников (1842). Новые постройки появились у некрополя шейха Зайнаддина-бобо, а также новый мавзолей. С 1830-1831 гг. началась генеральная переделка в медресе Кукельдаш.

 

В массовом жилищном строительстве во всех трёх ханствах преобладали постройки из битой глины, высушенных комков глины (галяк) и сырцового кирпича квадратной или прямоугольной формы. Жжёный кирпич употреблялся только для монументального строительства. Богатые иногда делали фундамент или выстилку полов из жжёного кирпича. Лес был дефицитным, поэтому в массовом строительстве широко были распространены конструкции без леса. Каркасные постройки имели место в местностях с засоленными почвами и высоким уровнем грунтовых вод. Например, в Бухаре и Коканде.

 

Существовали и полуземлянки, наверху, в крыше которых было одно отверстие (туйнук). и отапливались костром, поэтому на зиму туйнук закрывали войлоком для сохранения тепла и зажигали внутри масляной светильник (чираг).

 

Окна в домах из-за отсутствия стёкол закрывались деревянными ставнями. Окна были сориентированы на юг для обогрева солнцем, и зимой ставни были всегда закрыты. Обогрев домов был разнообразным. В Бухаре, Самарканде, Ташкенте распространён был так называемый «сандал» или «сандали». В Ферганской долине большая часть населения обогревалась камином (мури), представляющим собой устроенный у стены очаг с дымоходом над ним. В Хорезме и Каракалпакии имело место курное отопление костром. Жилая комната и спальня, хранилище продуктов и топлива, а нередко и кот – всё располагалось в одной комнате.

 

Богатые дома отличались от бедных главным образом внутренней отделкой. В бедных домах стены покрывались глино-саманной штукатуркой, а в богатых – алебастром или глиной с примесью тонкого травникового пуха (тузгок), иногда с нанесением резной или расписной орнаментации. Полы у богатых покрывались коврами, у среднего достатка людей – кошмами, а у бедняков камышовыми циновками.

 

Во всех трёх ханствах высокого уровня достигли художественные ремёсла: резьба по дереву и меди, изготовление глиняных и фаянсовых изделий, оружия, разных тканей и пр. Выдающимися образцами народного творчества были туркменские ковры, таджикские и узбекские вышивки и ткани – шёлковые, бумажные, набойки, бархаты и т.д. Хивинские и кокандские резчики по дереву, бухарские, риштанские, хорезмские мастера-керамисты, медники, ювелиры создавали прекрасные художественные изделия.

 

Существенное внимание уделялось художественному оформлению рукописей, мастера которого следовали старым традициям. Правда, почти исчезла из рукописного обихода миниатюра.

 

В отличие от населения Бухары, Хорезма и Коканда, культура каракалпаков была на более низкой ступени. Духовенство внедряло в их среду феодальную мусульманскую культуру: в каждом ауле имелась школа, руководимая муллой, но в жалком состоянии. Высших духовных школ было очень мало. Только богатые люди могли дать образование детям в училищах Хивы.

 

В 1858 г. среди учеников медресе Кутлуг-Мурада в Хиве имелось всего два каракалпака. Даже каракалпакские казии «плохо понимали шариат».

 

Зато народное творчество каракалпаков было очень богато, широко было распространено пение народных былин, сказаний и тп.

 

Разделы: «Средневековые Деятели»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»