История древних городов интересна.



На северо-западе Узбекистана, в стороне от проторенных маршрутов его центральных районов, между двумя великими пустынями Средней Азии – Каракумами и Кызылкумами, в низовьях одной из двух могучих рек края, Амударьи,  лежат плодородные земли Хорезмского оазиса.

 

Область расположена на высоте 100 метров над уровнем моря – это самая низменная часть Узбекистана. Климат здесь резко континентальный – умеренно холодная, бесснежная зима и жаркое, сухое лето. По количеству осадков, которые выпадают только зимой и ранней весной, Хорезм занимает одно из последних мест не только в Средней Азии, но и в мире – не более 80-100 мм в год!

 

Казалось бы, такие условия мало способствуют нормальной жизни человека в этих районах, и, тем не менее, люди полюбили и освоили здешние места ещё в III– начале IIтыс. до н. э., используя искусственное орошение водами Амударьи. Хорезм стал центром древней земледельческой цивилизации, знаменитым оазисом-государством, чьи границы порой выходили далеко за пределы Средней Азии …

 

Здесь издавна получали высокие урожаи сельскохозяйственных культур – пшеницы, риса, люцерны и многих других. Ещё в древности Хорезм славился своими «райскими садами», в которых произрастали яблоки и груши, сливы и виноград, персики и абрикосы, инжир и айва, арбузы и дыни. А в далёком IX веке хорезмские дыни в специально свинцовых футлярах, обложенные льдом, поставлялись ко двору багдадских халифов, причём цена такой дыни была выше стоимости красивой рабыни …

 

Во все века и эпохи, как магнит, манил к себе завоевателей далёкий, легендарный, богатый и сказочный Хорезм. Полководец древности не мог считать себя великим, если он не пытался затупить свой меч о знаменитые непробиваемые кольчуги и панцири хорезмских всадников. Но Хорезм был не только заманчивой целью для разноплемённых завоевателей и не только центром блестящей цивилизации, которую многие учёные смело, сравнивают с цивилизациями долины Нила и Двуречья, Инда и Хуанхэ, но и исторически сложившейся цитаделью в многовековой броне народов Средней Азии от вторгавшихся в неё со всех сторон врагов, извечным бастионом и крепостью населявших её народов …

 

В Хорезме укрывался и вооружал своё войско противник Александра Македонского, согдиец Спитамен, в течение нескольких лет возглавлявший борьбу народов края против полчища Искандера Двурогого. А спустя ещё 250 лет, не завоёванный Хорезм, объединившийся с кочевниками и Согдом, изгнал из большинства областей Средней Азии потомков греко-македонских завоевателей …

 

В 53 году до н. э. прославленная хорезмская конница, закованная в брань, входившая в состав парфянских войск, в знаменитой битве при Каррах нанесла страшное поражение римским легионам триумвира Марка Лициния Красса. Римские знамёна и голова победителя Спартака в качестве трофея осталась на Востоке как единственный след «римского присутствия». Через несколько веков Хорезм отбивает натиск ещё одних завоевателей Средней Азии – арабов Кутейбы ибн-Муслима, поднимая одно восстание за другим. Именно в это время столицей независимого Хорезма становится Ургенч, средневековый Гургандж.

 

В период расцвета в Хорезме развиваются ирригации и земледелие, процветают ремёсла, наука и искусство. В Гургандже IX - XIвв. жили такие крупнейшие учёные Востока, как математик аль-Хорезми, учёный энциклопедист Ибн-Сина (Авиценна) и другие. Границы государства хорезмшахов в XII в. простиралась от берегов Каспия до Ирана, от Арала до Гиндукуша …

 

Потом для Хорезма наступило время тяжких испытаний. Объединённые армии  чингизидов – Джагатая, Угедея и Джучи – после полугодовой осады разрушили дамбы, и Амударья затопила Гургандж. Город был стёрт с лица земли, 100 тысяч его жителей перебиты, и «ещё осталось каждому воину по 24 пленника» … Лишь через два века Гургандж вновь отстраивается и становится настолько многолюдным, что, как писал о нём путешественник и летописец Ибн-Баттута, по его улицам было трудно пройти.

 

Случилась новая беда - река ушла от города, проложив себе новое русло. В середине – конце XVII в. остатки его прежнего населения были выведены в низовья Амударьи, за 140 км, где была заложена крепость, получившая название Новый Ургенч. Ныне этот город Ургенч – административный центр Хорезмской области.

 

На 20-том км к юго-западу от Ургенча. В 1598 г., когда Амударья «отшатнулась» от обречённого Ургенча, столица государства была перенесена в один из старинных городов Хорезмского оазиса – Хиву, известную ещё в X веке по сообщениям арабских путешественников и географов. Судя по археологическим данным, она существовала уже в VI- VIII вв., возникнув, как остановка или караван-сарай при колодце «Хейваке» на старой караванной дороге.

 

Хивинское ханство (или Хорезмское государство, как оно продолжало именоваться в местной официальной терминологии) знало периоды упадка и подъёма, набегов бухарских эмиров и иранских шахов, туркменских племён и других завоевателей. Возводимые в течение столетий крепостные сооружения и дворцы, мечети и медресе, мавзолеи и минареты, караван-сараи и бани превратили Хиву в город-памятник, сказочный восточный город, словно сошедший со страниц «Тысячи и одной ночи» …

 

Знакомства с архитектурными памятниками Хивы обычно начинаются с осмотра старинного укреплённого дворца Куня-Арк или «Старой крепости», что находится у западной стены Ичан-калы – внутреннего города в древней его части. Крепость некогда состояла из ханской канцелярии, зала для приёмов, гарема, летней и зимней мечети и монетного двора, а также подсобным помещением – караульных, конюшен, складов и мастерских. Рядом на примыкающих ко двору стенах можно видеть остатки старинного глинобитного сооружения – башни или вышки. Согласно приданию, это была дозорная вышка (некогда самая высокая в Хиве), превращённая потом в келью-худжру Ак-шейха-бобо – таинственного «Белого старца», чей культ восходит к доисламским временам.

 

Поблизости от Куня-Арка стоит один из самых древних памятников шахристана Хивы – мавзолей Сейида Аллауддина, воздвигнутый в золотоордынское время (XIV в), с изящным и прекрасным надгробием, облицованным исключительными по красоте и сложности работы изразцами, - под слоем глазури проступает нежный выпуклый рисунок растительного орнамента.

 

Древнее этого сооружения с приземистым и грузным восьмигранным куполом разве что легендарный колодец «Хейвак», по соседству с которым в песчаной местности, на древнем пути из Мерва в старую столицу Хорезма – Гургандж, и возникла «Хейва» (Хива). В его конструкции - а он находится у северо-западной стены Ичан-калы – действительно проступают следы очень древней каменной кладки.

При ремонте колодца над ним были обнаружены остатки купольного сооружения, прикрытого ныне землёй.

 

Второй период в развитии архитектуры Хивы падает на XVI - XVII вв., когда город возвышается в правлении узбекских ханов. На протяжении XVII в. в Хиве были построены небольшие по объёму, простые и скромные здания: медресе Араб-Мухаммед-хана (1616 г.), Ак-мечеть и бани Ануш-хана (1657 г.), медресе Ходжан-берды-бия (1688 г.) и другие. Затем Хивинское ханство, подобно ряду других малых государств Среднего Востока, вступает в полосу жестокого разорения, тяжёлого кризиса и упадка, что совпало с междоусобной борьбой за власть, набегами бухарских эмиров и туркменских племён.

 

В 1718 – 1719 гг. в честь удачного набега хивинского хана на иранский Мешхед около 5 тас. пленных рабов строят в городе медресе Ширгази-хана, ставшее затем одним из первых учебных заведений Хивы. По словам хивинской исторической хроники, обманутые рабы, которым хан обещал свободу после окончания строительства, убили в недостроенном здании самого заказчика – Ширгази-хана, где он и был погребён своими потомками.

 

В конце XVIII в. во время фортификационных работ в Ичан-кале (это третий период в развитии архитектуры Хивы) было перестроено ещё одно из древних зданий города – Соборная мечеть, или Джума-мечеть, которую видели средневековые путешественники ещё в X в. По мнению знатоков архитектуры, конструктивные особенности мечети (в первую очередь её 218 удивительных резных деревянных колон) сближают её со старинными мечетями Аравии. Именно эти колонны  - среди них всего 10-13, относящихся к XI - XIV вв., - являют собой лучшие из лучших образцов древней хорезмской резьбы по дереву и главную достопримечательность памятника. Фасад мечети повёрнут в сторону единственной прямой улицы в Хиве, начинающейся в близи Куня-Арка и медресе Мухаммед-Амин-хана и приводящей к площади и восточным ворота – «Пахлаван-дарбаза» (Богатырские ворота), носящим ещё одно народное название – «Ворота палачей». Именно на этой площади зачитывались ханские указы, совершались публичные казни, и за стенами шахристана располагался один из крупнейших на Востоке невольничных рынков. От этого времени здесь сохранились торговые ряды в виде длинной галереи, перекрытой шестью куполами, множество сводчатых ниш и малых куполов по обеим сторонам проезда.

 

В первой половине XIX в. на площади, ставшей центральной, начали возводить крупные монументальные сооружения – в первую очередь медресе Кутлуг-Мурад-инака (1812 г.) и медресе Аллакули-хана (1835 г.). Начался период медленного политического подъёма Хивинского ханства. Именно с середины XIXстолетия наступает в Хиве последний, особенно интенсивный период строительной деятельности, когда в городе возводятся многие жилые дома, крытые базары и караван-сараи, мечети, мавзолеи и медресе.

 

Среди них самым выдающимся памятником  хивинской архитектуры XIX в. считается дворец Ташхаули или «Каменный двор» (усадьба), построенный в 1838 г., а также одно из лучших творений мастеров этой эпохи, обратившихся к традициям хорезмского зодчества дотимуровского времени, - мавзолей патрона города Пахлавана Махмуда, чья могила находилась на кладбище, позади Джума-мечети. Как только здание было построено, оно стало династической усыпальницей хивинских ханов…

 

Любопытна история сооружения этого памятника, как и история человека, в честь которого был сооружен мавзолей, - простого ремесленника Махмуда, получившего за свою огромную физическую силу и совершенные воинские и спортивные подвиги прозвище Пахлаван, что означает «Богатырь». Его имя носят в Хиве восточные ворота Ичан-калы – «Пахлаван-дарбаза» - и главный канал-арык города, питающий Хиву водой, - «Пахлаван-яб». Прославленный богатырь был также известным и любимым в народе поэтом, «хорезмским Омаром Хайямом», автором более 300 рубаи, традиционных восточных четверостиший любовно-философского содержания, в которых он прославлял земную жизнь со всеми её горестями и радостями.

 

Фотографии Хива Ургенч.

Сегодня Хива связанна, связана дорогами со всеми городами Узбекистана даже с таким отдалённым как Фергана. Вот некоторые фотографии данного региона.

Ссылки:

Также читаем: