Водоснабжение Самарканда, раннее средневековье.



В эпоху раннего средневековья, как и в предыдущие периоды, водоснабжение Самарканда основывалось главным образом на Даргомской ирригационной системе, выведенной из Зеравшана на рубеже новой эры. Оросительная система Даргома была одним из самых крупных ирригационных сооружений не только левобережья Самаркандского оазиса, но и всей Зеравшанской долины. Она была снабжена огромной водозаборной платиной и многочисленными водонапорными сооружениями-дарготами.

 

Головная платина Даргома находилась на левом берегу Зеравшана к юго-востоку от Самарканда (в настоящее время эта местность называется Раватходжа, здесь в 1926-1930 гг. построен первомайский гидроузел). В источниках X-XII вв. эта местность упоминается под названием Варгсар, т.е. «Головная платина». По описанию автора сочинения «Кандийа», вода, поступавшая из Варгсара в Даргом, сначала разветвлялась на четыре протока: Чакардиза, Музахим или Маздахим, Искандаргом или Эскидаргом и соединённые вместе каналы Сангин и Сангресан.

 

По данным, приведённым в «Кандийа», длина канала Чакардиза составила 12740 гязов, на нём было 59 плотин, он орошал 2900 или 2750 земельных участков. Каналы Сангин и Сангресан, очевидно, были более мелкими отводами, так как вместе они орошали лишь 275 земельных участков. Среди отводов самым крупным был канал Искандаргом, орошавший 10900 земельных участков. По словам Насафи, в пределах Самарканда каждый из протоков разветвлялся ещё на два рукава. Таким образом, ирригационная система, орошавшая в тот период Самарканд и его окрестности, состояла из восьми водных артерий, на которых было сооружено 680 платин; в общей сложности они орошали 14800 земельных участков.

 

Совпадают ли древние ирригационные каналы Самарканда, описанные в историческом сочинении «Кандийа», ныне существующими городскими отводами и с какими каналами их можно отожествлять? В своё время на эти вопросы пытались ответить В.Л.Вяткин и В.ВБартольд. По мнению В.Л.Вяткина, канал Чакардиза соответствует ныне действующему каналу Шаар-арык, который является отводом канала Шавдара, выведенного из Даргома. Канал Мазахин, или Маздахин, выведенный из Даргома, по описанию В.Л.Вяткина, тянулся «на 23 версты, из которых около 12 вёрст внутри внешней стены» Самарканда, известной под названием «Девори киямат», причём орошённые им кварталы Маздахин находился к западу от нынешнего города. В конце XIX – начале ХХ вв. канал Маздахин был известен под названием Наубахчиян, а в настоящее время он называется Джар-арык и орошает западную часть Самарканда.

 

Местоположение каналов Сангин и Сангресан В.В.Бартольд определяет у западных ворот Афрасиаба ( кладбище Сангресан). «Западная граница кладбища Ходжа Мухаммеда Сангресана, - пишет Абу Тахир-ходжа, автор исторического сочинения «Самария», - идёт по обрыву, под которым течёт из города ручей Новадон, вливающийся затем в арык Сиаб». Из этих данных видно, что канал Сангресан и есть Новадон – древнейшая водная артерия Самарканда. Таким образом, каналы Сангин и Сангресан не были двумя отводами одной магистрали, как это предполагал В.В.Бартольд, а были отдельными самостоятельными каналами. Сангин, возможно, соответствовал городскому отводу Чашма-Сиаб, протекающему в западной части Самарканда между Ходжа- и Джар-арыками. По мнению В.Л.Вяткина, данные старинных восточных рукописей об Искандаргоме указывают на арык Даштак – один из ветвей канала Шавдар, орошающего «юго-восточную часть Самарканда внутри внешних стен, ближе к городу».

 

Указанные четыре канала орошали в основном местность, расположенную к югу и западу от Афрасиаба, северная и восточная часть его окрестностей орошалась Сиабом и Обимашхадом.

 

Название главного городского канала (Чакардиза) происходило оттого, что он протекал близ крепости Чакардиза, находившейся примерно в 1 км к югу от Афрасиаба, где в X-XII вв. был расположен один из кварталов рабада Самарканда, называемого Чакардиза. Название Чакардиза состоит из двух словосочетаний: «чакар» феодальная военная дружина и «диза» - крепость, т.е. крепость для феодальной дружины. Феодальные дружины крепости для них появлялись в Средней Азии в раннем средневековье. Следовательно, и название «Чакардиза» в какой-то мере свидетельствует о том, что городской канал был прорыт задолго до постройки крепости Чакардиза возведённой вблизи городского канала, превращённого в кладбище уже в XI в.

 

Внутренняя часть города – шахристан Самарканда – снабжалась водой специальным оросителем, отделяющимся от канала Чакардиза. В исторических источниках X-XII вв. канал упоминается под названием «Джун-Арзис», «Свинцовый проток». Название произошло оттого, что вода в город поступала по акведуку, дно которого было выстлано свинцом.

 

«Джуи-Арзис» и сводчатое сооружение, на котором проходил свинцовый акведук, описываются в трудах арабских географов Х в. «Текщая вода входит в город по протоку (нахр) из свинца (ресас), - пишет Истахри. Это поток, для которого построена высокая плотина (Муссанат) из камня, по ней течёт вода из мест «Медики» (ас-Саффорун) и входит в город через кешские (южные) ворота; внешняя сторона (вадж), собственно «лицо» этого протока, была вся из свинца». По словам арабских географов Х в., местность, по которой проходило водное сооружение, называлось Рас-атток или в персидском переводе Сари-ток, т.е. «Голова свода».

 

По описанию неизвестного автора географического сочинения Х в. «Худу дул-Олам», «Свинцовый водопровод» - Джуи-Арзис проходил «над крышей базара» города Самарканда. Само название свидетельствует, что водное сооружение древнего Самарканда было арочной эстакадой, поддерживающей водопроводный акведук, покрытый сверху свинцом, по которому вода канала Джуи-Арзис поступала в город. Это уникальное гидротехническое сооружение было построено не из камня, как писали арабские географы Х в., а из жжёного кирпича на известково-зольном растворе. Об этом свидетельствуют крупноформатные жженые кирпичи, обнаруженные археологами у мечети Хазрет-Хизр. Размеры кирпичей: прямоугольных – 53х40х9 см, 42х20х9 см,; квадратных – 42х42х9 см и клинчатых – основание -28 и 36 см, высота 48,5-49 см и толщина 8,5-9 см. Точное время строительства пока не установлено. По словам географа Х в. Истахри, строительство было связано с возведением городской стены Афрасиаба. «Дело в том, - пишет Истахри, - что вокруг города есть ров, и явилась необходимость в платине среди этого рва, чтобы вода по ней текла в город». Время возведения внешней стены Афрасиаба археологи датируют серединой VIII – первой половиной IX вв.

 

Поскольку головное водопроводное сооружение канала Джуи-Арзис играло исключительно важную роль в водоснабжении раннесредневекового Самарканда, местные правители уделяли ему особое внимание. В Х в. доходы от земельных участков, расположенных по берегам Джуи-Арзиса в местности Сари-Так, были предназначены на поддержание свинцового акведука с эстакадой; вероятно, по особому распоряжению городской администрации работы по исправлению этого ирригационного сооружения были возложены как натуральная повинность на самаркандских огнепоклонников, которые за это были освобождены от подушной подати. По словам Истахри, надсмотрщики были обязаны охранять сооружение круглый год.

 

Средневековый канал, как и древний, разветвлялся в основном на три главных отвода: центральный, западный и восточный. Раскопки, заложенные по ложу центрального русла, показали, что средневековый канал был проведён по правой части ложа древнего канала, потому что восточный берег древнего канала служил правым берегом нового. Во время проведения средневекового канала западная часть древнего русла была заполнена землёй и по ней проложена дорога шириной 4 метра.

 

Очевидно, в период арабского завоевания и народных восстаний в Согде в VIII в. канал сильно обмелел, повысился уровень его дна, ибо в это время ирригационной системе не уделялось надлежащего внимания. Первоначальная ширина нового канала достигла 3 м, глубина 1,5 м, впоследствии ширина канала сузилась до 2 м вверху и 80 см внизу у дна. Средневековый городской канал Афрасиаба имел два периода существования и функционировал вплоть до разрушения головного водопроводного сооружения Джуи-Арзис в результате нашествия Чингиз-хана в 1220 г.

 

Несомненно, на протяжении всего времени функционирования главных русел средневекового канала от них отходило несколько более мелких оросителей, по которым иногда с помощью керамических труб (кубуров), часто находимых при раскопках на незначительной глубине, вода поступала чуть ли не в каждый дом и ремесленные мастерские средневекового Самаранда. Об этом свидетельствует сообщение Ибн Хаукаля: в Самарканде «за небольшим исключением нет ни одной улицы и ни одной усадьбы, где бы не было проточной воды, и лишь при немногих домах нет сада» На наиболее возвышенные места Афрасиаба вода подавалась путём водоподъёмных устройств – чигиров, что подтверждает обнаруженная по южному руслу городского отвода примерно в 150 м западнее ансамбля Шахи-Зинда чигирная яма, выложенная по краям рваным камнем.

 

Кроме проточной воды население пользовалось водой из колодцев. На территории Афрасиаба обнаружено несколько колодцев, отверстия которых были прикрыты каменными плитами, а жерла на глубине 2-2,5 м тщательно обложены жженым кирпичом на известковом растворе. По описанию В.Л.Вяткина, устройство одного из колодцев было весьма оригинальным. «Он представляет спускающийся под откосом градусов в 35 коридор, - пишет В.Л.Вяткин, - вырытый в земле в виде полуциркульного свода, высотою в рост человека и при ширине несколько меньше метра, так что в нём мог двигаться человек, неся по кувшину в руках. Оканчивается коридор на глубине 42 м сводчатым юртообразным помещением с ямкой посередине пола, наполненной ключевой водой. В полукоридоре сделаны ступеньки, в стенах – ниши с сиденьями для отдыха. Стены в нишах покрыты копотью от свечей или чирагов». Своей конструкцией это водное сооружение напоминает куполообразные сооружения «сардобы», широко распространённые на караванных путях Средней Азии и «Авдани» - Азербайджана.

 

В водоснабжении и орошении Самарканда и его окрестностей особую роль играла водозаборная плотина в головной части канала Даргом, расположенная в местности Варгсар. В Х в. надзор над плотиной Варгсар был введён как натуральная повинность жителей Варгсара, освобождённым за это от хараджа. По данным, приводимым в «Кандийе», население Варгсара насчитывало 40 тысяч человек.

 

В стратегическом отношении плотина имела огромное значение, ибо, овладев ею, можно было лишить Самарканд воды. Поэтому местность Варгсар ещё в раннем средневековье была превращена в мощную крепость, обведённую двойным кольцом стены, остатки которой частично сохранились до наших дней. Длина крепости составляла примерно 600 м, ширина 300 м. Эта крепость имела большое значение, во-первых, как наблюдательный пункт, откуда постоянно велось наблюдение за состоянием Даргомской плотины при разливах Зеравшана и, во-вторых, как оборонительный пункт, защищающий плотину от разрушения иноземными захватчиками. Древние правители Согда постоянно держали в крепости крупные военные силы. По данным Насафи, в Варгсаре находилось сильное войско в количестве четырёх тысяч конных и двенадцати тысяч пеших воинов – «газиев».

 

Иноземные захватчики и местные феодалы, преследуя корыстные цели, не раз пытались разрушить плотину Варгсара.

 

Так, по данным Абу Джаффара, Мухаммеда ибн Джарира ат-Табари, в 721 г., когда поднялось антихалифатское восстание согдийцев, наместник Хорасана Саид Хусейна (720-721) пытался закрыть «голову» Даргома в Варгсаре, чтобы лишить воды жителей Самарканда и его окрестностей. Однако согдийцы стойко защищали Варгсар. Другой наместник Хорасана Асад ибн Абдуллах (735-739), предприняв в 736 году для подавления антиомейядского движения в Мавераннахре поход на Самарканд и не сумев овладеть им, решил лишить население города воды, перекрыв плотину Варгсар. По словам Табари, Асад лично участвовал в работах. Однако и на этот раз халифатскому наместнику Хорасана не удалось лишить согдийцев воды и овладеть Самаркандом.

 

Таким образом, в средневековье, вплоть до разрушения Самарканда Чингиз-ханом город и его окрестности орошались водами Заравшана при посредстве Даргомской ирригационной системы. Вероятно, одной из важных причин не возрождения жизни на Афрасиабе после нашествия монголов и послужило разрушение свинцового акведука, ибо восстановление этого сооружения было не под силу опустошённому и разграбленному Самарканду.

 

Разделы: «История Самарканда»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»