Водоснабжение Самарканда, развитое средневековье.



После разрушения свинцово-водопроводного акведука Джун-Арзис в результате нашествия на Самарканд в 1220 г. Чингиз-хана город был лишён воды, и древняя система водоснабжения Афрасиаба вскоре окончательно высохла. Хотя жизнь на Афрасиабе вымерла, Самарканд не прекратил своего существования. Спустя некоторое время на территории предместья, расположенного к югу от Афрасиаба, Самарканд заново отстроился. Правда, в предместье городская жизнь кипела ещё в X-XII вв. Там продолжал развиваться внеаврасиабский Самарканд.

 

Во второй половине XIV – первой половине XV в. Самарканд превратился в один из благоустроенных и богатейших городов не только Средней Азии, но и всего Востока. В связи организацией новых селений и строительством благоустроенных дворцов сооружались оросительные каналы и исправлялись старые заброшенные системы.

Возможно, что именно в этот период для орошения южной и юго-восточной частей предгорной полосы Самаркандского оазиса в местности Раватходжа из реки Заравшан были проведены каналы Аббас и Караунас, которые оканчивались у построенного Тимуром селения Миср. В XVII-XVIII вв. при Аштарханидах и первых Мангитах канал Аббас назывался Джуи-Нав. Впоследствии он стал называться Янгиарык, а Караунас – Казанарык.

 

Самарканд и его окрестности, как и в предыдущие периоды, получал воду из канала Даргом. По описанию автора сочинения «Самария» Абу Тахир-ходжи, Даргом расходовал свои воды вне и внутри Самарканда; в Ангорском и Шандарском туменах «самаркандские сады и поля были зелены благодаря этому каналу».

 

Главная ирригационная магистраль, снабжавшая водой городские отводы, называлась Шавдаргом; она была выведена из Даргома. Голова магистрали находилась в местности Кесканджар, на расстоянии 4,5 км ниже кишлака Джума-Базар. На протяжении 6-7 км Шавдар проходил по глубокому оврагу с высокими берегами, постепенно снижающимися по течению. На расстоянии 20 км от Шавдара отходили каналы Даштак и Мазар, непосредственно орошавшие Самарканд и его ближайшие окрестности.

 

Даштак снабжался водой при помощи водонапорной плотины, устроенной поперёк Шавдара. В верхней части Даштак проходил рядом с отводом Мазар, отделяясь от него земляной дамбой, затем через кишлак Даштак разветвляясь на более мелкие оросители, причём два из них проходили через арык Каварзар по двум желобам, устроенным в кишлаках Ражаб-амин и Кафтархана. Аштак в основном орошал местности, прилегающие к Самарканду с юго-восточной стороны.

 

Из канала Мазар отходили: в левую сторону Маздахилини Навбахчиян, а в правую – Шаар-арык. Из последнего были выведены городские отводы Арк-арык, Каваля-арык и Мульян-арык, орошавшие не только Самарканд, но и прилегающие к нему с южной стороны пригородные районы.

 

Самарканд и прилегающие к нему местности орошались также из канала Обирахмат, выведенного из Сиаба. «Сиаб берёт начало из многих бьющих из земли ключей, - пишет Абу Тахир-ходжа, - и течёт по местности Кани-гил, где одна часть его впадает в Зеравшан, а другая разделяется на две ветви. Из них одна – канал Обирахмат орошает сады к северу Самарканда: Мотируд, Баги-Баланд и Баги-Майдан». В XVI в. Обирахмат и орошаемая им местность называлась Накши Джехан по имени сада Улугбека расположенного за обсерваторией.

 

Следует отметить, что благодаря топографическим условиям местности на протяжении многих веков ирригационная система, снабжавшая водой Самарканд, почти не изменилась. Об этом свидетельствуют данные, относящиеся к разным периодам истории Самарканда. Например, по словам китайского путешественника Чан-Чуня, побывавшего в Самарканде в 1221 г., т.е. после взятия его Чингиз-ханом, город орошался тогда двумя отводами. Такой же была система орошения и в период правления Тимура и Тимуридов.

 

В город вода с юга входила в двух местах – у ворот Ходжа Ахрара, называвшихся в то время Каризгох, и у ворот Сузангарон. Каризгохский отвод впоследствии стал называться Ходжа-арыком, ибо он протекал у Ходжаахрарских ворот, а также Арк-арыком по имени цитадели Самарканда (арк). Сузангаронский отвод проходил через весь город и назывался Шаар-арыком, т.е. городским каналом. Несомненно, что эти два городские отвода разветвлялись на более мелкие оросители, которые в свою очередь наполняли водой многочисленные хаузы-резервуары. Городские каналы местами проходили через крытые водоотводные галереи – оби-мури, выложенные из жжёного кирпича. Одна из таких галерей была сооружена у входа в город русла Арк-арыка и в северо-восточной части цитадели проходила в сторону квартала Гатфар.

 

В водоснабжении Самарканда большую роль играли такие глубокие логи, образовавшиеся родниковыми водотоками Чашма-Сиаба, Новадона и Обимашхада. Эти логи использовались как водосборные коллекторы и тренажи. Сбросные и сточные воды со всех городских отводов через логи выбрасывались в Сиаб.

 

Водоснабжение в Самарканде регулировалось особой водной администрацией, назначаемой местным правителем. В Самарканде водная администрация состояла из главного городского мираба – мираби шахр, распределителя воды канала Шавдар, и двадцати джуйбанов – надсмотрщиков городских оросителей. В их обязанности входили пропуск воды в город и наблюдение за отводами, орошающими Шавдарский и Ангорский тумени. Согласно установленной очереди, вода между отдельными отводами распределялась под надзором мираба по Шавдарской ирригационной системе. В вегетационный период город получал воду ежедневно в первой половине дня. В это время, за исключением каналов Джуи-Чукур и Каварзор, все отводы по каналу Шавдар, начиная от его головы до водоотделителя каналов Даштак и Мазар, закрывались. Городской мираб и джуйбаны-надсмотрщики за свой труд с 480 кошей земли Шавдарского и Ангорского туменей получали по две танги с коша мирабану – сбора в пользу мирабов.

 

В орошении левобережной части Самаркандского оазиса, в том числе и Самарканд, как и раньше, большое значение имела плотина, возводимая в голове каналов Даргом, Янги и Казан, в местности Раватходжа. О содержании её в порядке проявляли особую заботу самаркандские правители и население Шавдарского и Ангорского туменей. Из источников мы узнаём, что иногда правители Самарканда или Бухары сами участвовали в восстановлении Даргомской плотины, возглавляя работу. Например, по сообщению Хафиза Таныша (XVI в.) – автор исторического сочинения «Абдулла-намэ» - в 1556 г. для исправления плотины в Раватходжу прибыл правитель Самарканда Науруз Ахмедхан. В 1753 г. Даргамскую плотину исправлял бухарский владетель Рахим-бий. Важнее всего для правителей Самарканда было удержать в своих руках Раватходжу и головные сооружения Даргома, особенно в период феодальных смут и нашествия иноземных захватчиков, ибо эта местность, как отмечалось выше, имело важное стратегическое значение в качестве основного подступа к Самарканду. Поэтому правители Самарканда держали здесь крупные военные силы. При Бабуре в крепости Раватходжа жил даруга – военачальник Шавдарского тумена.

 

Следует отметить, что на ирригационную систему Самарканда, особенно на головное водозаборное сооружение Даргома, ежигодно затрачивалось большое количество рабочий силы, строительных материалов. В средние века все хозяйственные работы, в том числе вывод воды из реки и распространение её между водоотводными каналами, осуществлялись при участии почти всех водопользователей. Одна из крупных ирригационных систем Самаркандского оазиса – Даргомская – состояла из 112 отводов с головной водозаборной платиной Варгсар и многочисленными водонапорными сооружениями (банд), а также вододелителями (кунда) и водосборами (ништак). Головная система Дпргома, расположенная в русле реки Заравшан, у местности Раватходжа, представляла собой барьер длиной 5-7 км, сложенный из мелкого леса, хвороста, соломы, камней и дерна. Однако эта платина часто разрушалась весенними и летними наводнениями. Бывали годы, когда разливы Зеравшана уносили её полностью, размывая до основания. Иногда по нескольку раз в год вода разрушала Даргомскую плотину, и каждый раз её ремонтировали или восстанавливали заново. В такие периоды посевы месяцами оставались без полива. Поэтому не зря самаркандцы называют Даргом Дарди-гамом, т.е. горечью и печалью.

 

Для выполнения работ по исправлению этого сооружения водопользователи Даргомской ирригационной системы ежегодно весной выставляли по два человека с коша земли (всего 856 мардикёров) сроком на 15 дней с необходимым количеством транспорта и строительных материалов. Например, по данным архивных документов, в 1914 г. на исправлении Даргомской плотины было отработано 12 896 дней 1436 рабочими, израсходовано 53 837 снопов хвороста и 13837 снопов соломы.

 

После присоединения Самарканда к России значение Даргомской плотины возросло ещё более. Для урегулирования водораспределения между Самаркандской и Бухарской частями долины Заравшана в 1913-1917 гг. на месте плотины был сооружён Раватходжинский вододелитель. Это было первое сооружение инженерного типа в Средней Азии. Длина его ровнялась 178,8 м, он имел пять водосливных отверстий, разделённых бетонными быками толщиной 2 м. С правой стороны к плотине была пристроена струенаправляющая дамба длиной 1785 м, выполненная из рваного камня. Плотина вместе с регуляторами была рассчитана на пропуск максимального расхода воды 600 кубометров в секунду. На это сооружение было израсходовано свыше 700 тыс. рублей. В 1921 г. в результате паводка водоотделитель был разрушен.

 

Разделы: «История Самарканда»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»