Водоснабжение древнего Самарканда.



В истории Самарканда важное значение имела проблема водоснабжения города. Без решения этого жизненно важного вопроса нельзя было обеспечить нормальное существование города в сложнейшей по рельефу местности на левобережье Зеравшана. Предгорная равнина левобережья долины Зеравшан (включая территорию Самарканда) издавна орошается Даргомской ирригационной системой, берущей начало в местности Раватходжа в 42 км к юго-востоку от Самарканда.

 

Для выяснения времени строительства канала Даргом группа археологов в 1967 г. провела исследования в верхней части Даргомской ирригационной системы. Как установлено, этот канал – главнейшая водная артерия левобережной части Самаркандского оазиса – построен на рубеже нашей эры, более чем 2000 лет назад. Следовательно, Даргом более чем на тысячу лет моложе Самарканда. Откуда же древний Самарканд на Афрасеабе получал воду?

 

При проведении древнейших ирригационных систем города важнейшее значение имело географическое положение местности. Самаркандский оазис состоит из двух частей: пойменной и надпойменной. Пойменная – это аллювиальная равнина, т.е. древняя долина Зеравшана, а надпойменная – пролювиальная, предгорная. Самарканд расположен на пролювиальной равнине предгорной полосы левобережья Зеравшана, несколько возвышающейся над его древней (аллювиальной) долиной. Самаркандская долина имеет падение с востока и юго-востока на запад и северо-запад, от предгорья к долине Заравшана.

 

Стекающие с северных склонов отрогов Зеравшанского хребта саи в глубокой древности образовали многочисленные русла, прорезавшие предгорную равнину левобережья Самарканда. Вероятно, весенние селевые потоки этих саев доходили до Самарканда и впадали в Сиаб, левый берег которого на территории Самарканда прорезан глубокими и широкими каньонами древних русел, называемых в народе «джархо».

 

По мнению Г.В.Григорьева, одного из первых исследователей Самарканда, система орошения города была связана с горными притоками – саями. Однако горные саи Самарканда не имели постоянного течения, носили временный характер, весной превращались в бурные потоки, а летом высыхали.

 

Местность Самарканда богата грунтовыми водами, залегающими на глубине 1-20 м. С удалением от гор по мере понижения рельефа грунтовые воды приближаются к дневной поверхности, а в наиболее пониженных участках долины, особенно в глубоких ложах описанных выше саев, выклиниваются в виде родников с довольно значительным и постоянным дебитом. Несомненно, родники и служили основным водным ресурсом древнейших обитателей Самарканда. Об этом ярко свидетельствует верхнепалеолитическая стоянка, обнаруженная на территории бывшего озера в Самарканде и расположенная на правом берегу ручья Чашма-Сиаб, питающегося из родников. Многочисленные в окрестностях будущего города родники не могли не привлечь внимания и древних градостроителей Самарканда.

 

На территории города сейчас имеются родники со значительным дебитом: на границе Афрасиаба на берегу Сиаба вблизи могилы Ходжа-Данияра, в северо-восточном углу городища на левом берегу арыка Обимашхал, у Ходжаахрарских ворот и во многих других местах. Эти родники могли обеспечить водой не только древнейшее поселение, но и выросший на его основе древний Самарканд с многотысячным населением.

 

Самым многоводным из ручьёв Самарканда был Новадон, общий дебет которого, по гидрологическим данным 1926 г., равнялся 0,72 куб.м/сек, что составляет более 6 млн. л/сутки. Такое количество воды могло удовлетворить бытовые нужды не только древнего Афрасиаба, но и густонаселённого Самарканда эпохи Тимура и Тимуридов. По описанию Абу Тахира Ходжи, «родник Новадон входил в город Самарканд извне с южной стороны, протекая мимо городских ворот, называемых воротами Ходжа Ахрара. Пройдя посередине города ручей этот впадал в Сиаб». Поэтому не исключена доля правды в сообщении автора исторического сочинения «Самарийа» о том, что «Новадон – тот самый родник, на котором был построен Самар».

 

Русла Новадона и другого естественного ручья родникового питания Обимашхада в древности были расположены гораздо выше, чем сейчас и со временем углубились. Древнейшая же дневная поверхность территории Самарканда была ниже современной и постепенно поднималась за счёт интенсивного накопления культурного слоя в результате активной городской жизни. Поэтому ирригаторы древнего Самарканда могли провести воду родниковых ручьёв на территорию Афрасиаба.

 

Родниковые водотоки, как основной водный источник, имеющийся на пролювиальной части долины Самарканда, играли важную роль в истории возведения древнейшего  города на Афрасиабе. Об этом свидетельствует и тот факт, что воды Сиаба и Обимашхада почитались самаркандцами «благодатными». С незапамятных времён на берегах этих «благодатных» вод ранней весной, на кануне новогоднего праздника Навруз, проводились народные гуляния и торжества: «козонтулды» («котёл наполнился пищей»), «бойбулди» («стал богатым»), «гунохтукилди» («смылись грехи») и другие, сопровождаемые церемониями и обрядами, связанными местными домусульманскими культами.

 

Вода на Афрасиаб была проведена с южной стороны по трём магистральным руслам: центральному, западному и восточному. Центральный канал направлялся вначале на северо-восток, затем возле мазара Шейха Басыра поворачивал на север – северо-восток и далее шёл к цитадели. Остатки канала сохранились до наших дней: его следы хорошо прослеживаются на территории Афрасиаба на расстоянии около 1,5 км. По описанию В.Л.Вяткина, у входа в город от центрального канала отделялся левый – западный отвод, который от мечети Хазрат-Хызр направлялся на север к Бухарским воротам древнего города. У мазара Шейха Басыра с правой стороны центрального русла на восток – северо-восток отходил восточный канал. У мечети Хазрат-Хизр от центрального русла выделялся один из боковых отводов по направлению на восток, который орошал южную часть городища Афрасиаб. Ложе этого русла хорошо сохранилось в западной стороне ансамбля Шахи-Зинда.

 

Археологическими раскопками 1959-1965 гг. в нескольких пунктах по сухим ложам древней ирригационной системы Афрасиаба установлены не только размеры главных русел городского канала, но и относительное время их проведения и функционирования. Нижние слои относились к руслу античного времени, верхние – средневекового.

От каждого из трёх основных русел городского канала на территории Афрасиаба отходило несколько более мелких оросительных каналов, по которым вода поступала в большие водоёмы. Остатки этих водоёмов обнаружены в северной, северо-западной и южной частях Афрасиаба. Вероятно, эти древние водоёмы играли исключительно важную роль в водоснабжении Афрасиаба, особенно во время осады города неприятелем, когда город лишался самотёчной воды. На территории Афрасиаба и прилегающей к нему местности, кроме родника у мазара Данияра и речки Сиаба, не было другого надёжного водного источника, способного обеспечить город водой в случае отвода городского канала или разрушения плотины и лишения обороняющегося города воды. Поэтому древние хаузы на Афрасиабе были необходимы, так как имели важное значение для обороны города.

 

Возможно, древнейшая ирригационная система на Афрасиабе была сооружена в период основания Самарканда, т.е. на первом этапе жизни города. Однако общий дебит Новадона и Обимашхада был недостаточен для освоения больших земельных площадей вокруг городища Афрасиаб. Поэтому преобладающая часть окрестностей Самарканда в тот период была не орошена, а основные посевные площади располагались по аллювиальной равнине левобережного Зеравшана, т.е. в долине Сиаба, и орошались в основном многоводной речкой Сиаб, питающейся из многочисленных родников.

 

На рубеже новой эры в водоснабжении древнего Самарканда начался новый этап. В

период господства Кушанской империи, когда рабовладельческий строй в Средней Азии достиг расцвета, по всей стране осуществлялось большое ирригационное строительство. В центре Согда в целях освоения предгорной равнины левобережья Зеравшана был прорыт магистральный канал Даргом, отведённый из Зеравшана. Благодаря этому каналу пролювиальная часть окрестностей Самарканда была полностью орошена и возделана. Специальный городской отводной канал, который питался ручьями Обимашхад и Новадон, переключал систему водоснабжения древнего Самарканда в Даргом. (Видимо, именно он получил впоследствии название Джакардиза или Чакардиза). Это исключительно важное ирригационное мероприятие, навсегда решившее проблему водоснабжения не только Самарканда, но и его пригородов, оставило следы на городище Афрасиаб, особенно отчётливо прослеживающиеся в разрезах центрального русла.

 

На рубеже новой эры в связи со строительством канала Даргом и переключением водоснабжения города в эту многоводную магистраль была восстановлена и древнейшая ирригационная система на Афрасиабе. Древнее русло почти не изменилось по ширине (6 м), но стало намного глубже (до 1 м), т.е. более многоводным. К концу IV – началу V вв. русло канала опять занесли наносы. К этому периоду дно и берега его поднялись ещё на 40 см. Канал окончательно обмелел, его новое дно проходило выше на 1 м по сравнению с первоначальным дном.

 

Таким образом, древнейшая система водоснабжения Самарканда, основанная вначале на небольших ручьях родникового питания, переключённая затем в Даргомскую ирригационную систему, в античный период имела три этапа существования, которые хорошо прослеживаются в культурно-ирригационных слоях, образовавшихся над первоначальным ложем канала, проходившего по Афрасиабу. Древние ирригаторы Самарканда хорошо знали и учитывали естественную особенность каждого клочка местности и весьма удачно провели древнее русло канала в условиях сложнейшего рельефа территории Афрасиаба. Это подтверждается тем, что на протяжении всей истории, т.е. с момента образования Самарканда и до разрушения его Чингиз-ханом, направление главных водных артерий Афрасиаба не изменилось. Со временем заброшенное русло или восстанавливалось, или вновь строившейся канал проходил, как показали археологические раскопки, по ложам античного канала Афрасиаба.          Источник

 

Разделы: «История Самарканда»

В раздел: «История Самарканда»


Статьи из раздела: «Часть 1»