Взгляды на генезис архитектуры мавзолея Саманидов.



Впервые в 1926 г. Б. Н. Засыпкин высказал мысль, что галерея мавзолея Саманидов является элементом доисламской архитектуры, однако без какого бы то ни было объяснения генезиса этой формы.

 

В 1936 г. Л. И. Ремпель выдвигает проблему генезиса архитектурных форм Саманидского мавзолея, усматривая в его наклонных стенах и купольном покрытии как сассанидские, так и местные традиции. Аналогии обходной галереи усыпальницы Саманидов он усматривает в четырех типах сооружений:

 

А) в памятниках древней буддийской архитектуры Афганистана и Восточного Туркестана;

 

Б) в ахеменидских «храмах огня», где были глухие обходные коридоры;

В) в восточно-эллинистических памятниках первых веков до начала н. э.;

Г) и, наконец, в раннесредневековых кешках, по изображениям на Аниковском блюде.

 

Подвергая критическому рассмотрению приведенные аналогии галерее мавзолея Саманидов в различных типах сооружений, следует признать, что буддийские и зороастрийские храмы имели обходной коридор на уровне пола помещения, в нашем же случае галерея на уровне яруса парусов, т. е. на высоте более 5 м от пола. Если допустить между ними генетическую связь, то необходимо логическое объяснение перемещения обходного коридора с уровня пола помещения в верхнюю часть сооружения. Кроме того, обходные коридоры в храмах имели функциональное назначение, в нашем же случае этого нет; в храмах огня обходные коридоры глухие, совершенно темные, лишены дневного света, в нашем случае – галерея имеет сорок световых проемов, обращенных наружу.

 

Приведенные соображения делают сомнительной гипотезу, что обходные коридоры буддийских и зороастрийских храмов были прообразом галереи саманидского мавзолея.

Заманчивая идея генетической связи галереи мавзолея Самнидов с галереей эллинистических храмов, так как в обоих случаях она находится в верхней части сооружения. Однако в храмах галерея была раскрыта во внутрь помещения и приспособлена для установки скульптуры, в мавзолее же, наоборот, проемы ее обращены наружу, а проемы восьмерика обусловлены конструктивно-пространственной структурой сооружения, забраны решеткой, т. е. здесь совершенно иной планировочный прием, другое архитектурно-пространственное решение, исключающее генетическую связь с галереей эллинистических храмов Парфии IВ. до н. э.

 

В ранних наших исследованиях мы полностью разделяли мысль Л. И. Ремпеля о генетической связи обходной галереи мавзолея Саманидов с обходным коридором кешков-крепостей с Аниковского серебряного блюда, однако новые данные наших исследований вынуждают пересмотреть эту концепцию, о чем будет сказано ниже.

 

К. А. С. Кресвелл в 1940 г. выступил с гипотезой о генетической связи мавзолея Самандов с сассанидскими храмами огня – аташкедами. Там и тут куб, и купол, и четыре арки по сторонам, т. е. четырехарочный купольный киоск. Гипотеза эта едва ли состоятельна, если вспомнить, что мавзолей Саманидов, строго говоря, - сооружение пятикупольное. Кроме того, в аташкедах отсутствует самое существенное и характерное для мавзолея, - это завершающая кубический объем галерея с проемами наружу.

 

В 1954 г. В. Л. Воронина, справедливо подчеркивая рудиментарный характер обходной галереи мавзолея Саманидов, развивает мысль Л. И. Ремпеля, что прообразом галереи был доисламский храм, где культовый ритуал требовал выделения центрального святилища и кругового обхода и что «…в процессе переработки формы галерея теряет смысл и выносится наверх…». Однако что общего между обходом и галереей и почему понадобилось «переработка формы» и перемещение обходного коридора наверх, какими идеями при этом руководствовался зодчий, все это в исследованиях автора не нашло освещения, а сам факт предполагаемой трансформации формы не убедителен. Оригинальна и интересна впервые высказанная мысль относительно обилия воздуха и света внутри помещения, контрастирующего с темными и мрачными гробницами позднейших веков. В этой особенности мавзолея Саманидов автор усматривает принципы «… доисламского погребального ритуала, поскольку Вендидад Авесты говорит о необходимости доступа к праху воздуха и света».

 

Работа Г. А. Пугаченковой дает подробное описание сооружения каждой архитектурной детали, находит их аналогии в конкретных памятниках материальной культуры прошлого, делает широкие обобщения накопленному материалу по исследованию генезиса форм Саманидского мавзолея, но и излагает новую гипотезу об истоках его форм, связанных с погребальным кедом – особым сооружением, где, согласно зороастрийскому погребальному ритуалу, помещали тело усопшего.

 

Предыстория мусульманских мавзолейных сооружений невелика и освещена Г. А. Пугаченковой. Как справедливо утверждает Г. А Пугаченкова, на первых порах существования ислама возведение какого-либо сооружения в виде гробницы или купола над могилой умершего категорически запрещалось. Это было обусловлено политикой ислама, противопоставлявшего аскетизм мусульман пышной погребальной обрядности тех культов, с которыми он боролся. Те же политические мотивы, но иногда содержания, а именно прославление могущественной личности – главы халифата – приводят в дальнейшем к отмене запрета и возведению над могилой халифа ал-Мунтасира, умершего в 862 г., мавзолея – Кубба ас-Сулабийя.

 

Мавзолей Саманидов – одно из первых известных нам сооружений такого типа на территории Средней Азии. Задача, стоявшая как перед строителями мавзолея Саманидов, так и кубба ас-Сулабийя, очевидно, сводились к постройке однокамерного сооружения с использованием накопленного строительного опыта и существовавших архитектурных образов. Действительно, и в Багдаде, и в Бухаре создается однокамерный мавзолей, там и тут, конечно, используются достижения строительного ремесла, но в преемственности архитектурных образов зодчие Багдада и Бухары пошли по различному пути. В первом случае мы видим трехступенчатую композицию – куб, восьмерик и купол, во втором же двухступенчатую – куб и купол без восьмерика.

 

Сравнительный анализ этих двух принципиально отличных друг от друга композиций позволяет утверждать, что в первом случае квадратный план – четверик переходит в купол через ярус парусов – восьмерик, чему соответствует и композиция объемов.

Во втором случае – явное несоответствие между трехступенчатой структурой сооружения (четверик, восьмерик и купол) и двухступенчатой его наружной формы (куб и купол). Очевидно, двухступенчатая форма имеет самостоятельную линию возникновения и развития, и была обусловлена применением для перехода квадратного плана к кругу купола низких балочных парусов, выполнявшихся в дереве и в плоских каменных плитах.

 

Различные конструктивные приемы перехода квадрата к кругу купола – низкие балочные и высокие ячеистые или арочно-сводчатые паруса породили два принципиально отличных типа композиций. Позднее, при замене низких парусов на высокие, сочетание куба и купола продолжает существовать, как анахронизм, что можно проследить на многих примерах из практики мавзолейного строительства X-XII вв. в Средней Азии.

 

Мавзолей Саманидов относится к типу сооружений, где архитектурно-конструктивный замысел строителей заключался в создании архитектурного образа, представленного кубическим объемом и куполом – с одной стороны и в трехступенчатой конструктивной структуре перехода квадратного помещения к куполу через ярус парусов – с другой. Мотив завершающей галереи поверху, заимствованный из доисламских архитектурных образов, повлек за собой устройство обходного коридора на уровне яруса парусов, тем более, что такой коридор был и в храмах Первопричины сабейцев и в кешках-крепостях. Ели бы даже обходные коридоры такого рода не были известны, то строителям мавзолея Саманидов следовало их придумать, так как задача достижения единства двух различных в своей основе композиционных структур задуманной внешней архитектуры и внутреннего  пространства без обходного коридора была неразрешима.

 

Только благодаря устройству обходного коридора в мавзолее Саманидов появилась возможность полностью подчинить архитектурное членение внешней стены коридора идее композиции фасадов, а внутреннюю стену превратить в ограждение пространства восьмерика.

 

При помощи обходного коридора удалось внутреннюю трехступенчатую структуру мавзолея (четверик, восьмерик, купол) сочетать с двумя наружными объемами (кубом и куполом), сгладить явное несоответствие мелких световых проемов галереи с крупными арочными проемами восьмерика. Правда, это потребовало заполнения пристанных арок восьмерика ажурными решетками из кирпича, а в угловых парусах способствовало появлению щитовидного заполнения (толщиной 8 см) между нервюрами.

 

Из сказанного следует вывод, что наличие обходного коридора в теле стены мавзолея Саманидов имело решающее значение в сочетании двух различных структур – композиции интерьера и внешней архитектуры.

 

Задача сочетания трехступенчатой структуры сооружения с вешним архитектурным образом, связанным с обязательным устройством архитектуры, завершающей здание, спустя два столетия, в мавзолее Султана Санджара также решается с обходным коридором, позволившим архитектурную трактовку внешнего «ограждения» коридора полностью подчинить замыслу фасада.

 

Отказ от обходного коридора при решении той же архитектурной задачи, т. е. синтеза образа внешней архитектуры здания – кубовидного объема с аркатурой по верху и трехступенчатой структуры сооружения – приводит к иной трактовке фасада, к полному отказу от системы проемов, арочная галерея по верху здания превращается в чисто декоративный элемент, красноречивым примером чего служит мавзолей Абу Саида в Меана (XI в.).

 

Разделы: «Мавзолей Саманидов»

В раздел: «Легенды Статьи»


Статьи из раздела: «Часть 1»