Ансамбль Чор-Бакр.



В 8 км от города, к западу от былых ворот Ширгарон, в селении Суметан исторически сложился в течение почти 1000 лет ансамбль некрополя Чор-Бакр. Ансамбль этот – фамильное кладбище могущественных шейхов Джуйбари.

 

Джуйбарские шейхи возвысились при шейбаниде Абдулла-хане. Они и ещё 10 самых влиятельных узбекских племён помогли ему взойти на бухарский престол.

 

В процессе вооружённой борьбы за престол Шейбаниды практически уничтожили всю правящую знать Тимуридов и связанных с ними представителей духовенства и класса землевладельцев. Их земельные угодья, недвижимость и прочие богатства перешли в руки узбекской феодальной знати. Произошла повсеместная замена прежнего состава господствующего класса новым, что повлекло перераспределение земельных владений. Формировалось новое поколение крупных землевладельцев, среди которых выделялись своей экономической мощью и политическим влиянием джуйбарские шейхи. По богатствам их можно было сравнить лишь с Ходжа Ахрором, но по своему политическому влиянию они превосходили его. Один из них – Ходжа Саид был наставником советником Абдулла-хана и принимал непосредственное участие во всех политических событиях, выступая в качестве политического руководителя и дипломата. Он содействовал к его приходу к власти, и, как указывает источник-современник Хафиз Таныш, «Абдулла-хан ни одного важного дела не предпринимал без его одобрения».

 

Джуйбарские шейхи и их возвышение отражали важный процесс укрепления единства между классом феодалов и мусульманской церковью, которая теперь полностью интегрировалась в феодальной системе и стала её неотъемлемой частью и духовной покровительницей. Часть конфискованного у Тимуридов имущества и земельных владений Шейбаниды раздавали церкви в вакф.

 

Особенно возросли влияние и популярность джуйбарских шейхов при Аштарханидах в XVII веке. Мусульманская церковь стала при них самой влиятельной политической силой государства.

 

Селение Сумитан со временем стало прибежищем могущественных шейхов Джуйбари. В дар джуйбарским шейхам, с чьим влиянием не мог не считаться сам глава государства, Абдулла-хан в 1560-1563 гг. воздвиг ансамбль, состоящий из мечети, ханаки и медресе.

 

Выбор места для застройки в не приделах города был продиктован наличием могилы Абу Бакр Сада, умершего в 970 г. Рядом с ним были захоронены другие члены этой фамилии. Отсюда название некрополя Чор-Бакр – «Четыре Бакра».

 

В Бухаре было распространено поверье, что всякое желание может исполниться, если в один день совершить паломничество к четырём мазарам, где похоронены святые, в составе имён которых есть имя Бакр. Именно поэтому так популярен мазар на могиле родоначальника джуйбарских ходжей.

 

Абу Бакр Саад – предок шейха Ходжа Ислама Джуйбари, жившего при Абдулла-хане, и известного под прозвищем «Ходжа Калян» - «Великий». В Бухаре им была построена мечеть Ходжа и минарет рядом с медресе Гаукушон.

 

Могила Абу Бакра Сада и захоронения других членов династии расположены в  северной части ансамбля. Современник рассказывает, что с северной стороны мазара был разбит сад (чорбаг): «В четырёх частях этого сада были посажены плодовые и другие деревья, как, например, тополи, ивы, можжевельник, чинары, а также винограды и розы; в числе плодовых деревьев были персиковые, яблоки и груши. От ворот города до сада на расстоянии приблизительно одного фарсаха с обеих сторон провели по два арыка, по обочинам которых посадили деревья, чтобы Абдулла-хан, направляясь туда и обратно, всё время находился в тени».

 

Таким образом, зелёная аллея – хиабан -  служила как бы соединительным звеном, связывающим Чор-Бакр с Бухарой.

 

Въезд с востока отмечен портально-купольной дарвазахоной. Отсюда открывается ракурсный обзор ансамбля, что говорит о продуманном выборе места для первого его восприятия. В ансамбле Чор-Бакр сочетаются два композиционных приёма: традиционный коридор юг-север, застроенный погребальными двориками-хазира, и обращённый к нему парадный центральный комплекс, воздвигнутый на возвышенной платформе, с минаретом начала ХХ в. в центре.

 

Застройка Чор-Бакра продолжалась на протяжении длительного периода – так возникла группа двориков и коридоров, обстроенных надгробиями-сагана или монументальными намогильными параллелепипедами – дахма. Но главный архитектурный комплекс составляют три композиционно взаимосвязанных постройки – ханака, мечеть (справа) и медресе. Они образуют как бы три здания в одном, обращённом своим главным фасадом на восток, в сторону города. Образующееся между ними открытое пространство служит двориком для медресе.

 

Перед этим двориком на главной оси ансамбля поставлен минарет, который усиливает масштабную значительность основных сооружений. Так формируется оригинальный архитектурный комплекс, в котором нарушена каноническая замкнутость медресе, а площадь не разделяет, а объединяет три разнородные по архитектуре и по назначению постройки.

 

Мечеть и ханака Чор-Бакра имеют сильно развитые симметричные пештаки, обрамлённые гладкой лентой мозаичных надписей, с глубокими полукупольным пространством портальных ниш.

 

Как и в Бахауддине, второстепенные фасады ханаки и мечети Чор-Бакра обработаны системой двухъярусных лоджий, что необычно для традиционных типов этого рода построек. Однако этот новый приём освоен со второй половины XVI в. в загородном строительстве.

 

Простотой, благородством и монументальностью стиля отмечена архитектура интерьеров ханаки и мечети. В ханаке в конструкции пересекающихся несущих арок вписан каскад изящных щитовидных парусов, увенчанных световым фонарём. В мечети – оригинальное трёхчастное перекрытие: две мощные арки, перекинутые поперёк зала, несут лёгкий, стройный купол, создающий запоминающийся силуэт здания. Выразительная конструкция украшена пересекающимися арочками, сталактитовым кружевом карниза купола и михраба. Здесь достигнуто высшее единство конструктивных и художественных элементов. Интерьеры Чор-Бакра показывают, как виртуозно бухарские мастера XVI в. овладевают внутренним пространством, как артистически облекают они прямоугольный, крестообразный, квадратный план системой кирпичных и ганчевых конструкций.

 

И всё же наибольший интерес в Чор-Бакре представляет само его ансамблевое решение. Всё пространство ансамбля вдоль главного коридора застроено двориками-хазира с погребениями. В кирпичные ограды двориков XVI в. встроены входные порталы—дарваза и айваны поминальных мечетей. В конце XVI-XVII вв. некрополь пополнился погребениями бухарской знати. Эти хазира воспроизводили первоначальный, но уже усовершенствованный их тип: во многих хазира при входе предусмотрены жилые худжры, вместо скромных айванов построены купольные помещения поминальных мечетей-зиаратхана. Фасадные стены двориков украшены фигурной кладкой и мозаикой в духе времени: облицовки лишь вкраплены цветовыми пятнами среди шлифованного кирпича.

 

В северном конце основного коридора XVI в. находится портал, от которого узкая дорожка, вросшая в толщи средневекового кладбища, ведёт к самым древним оградам хазира. Это и есть особо почитаемый верующими мазар Чор-Бакр.

 

В ансамбле Чор-Бакр возникает органическое слияние архитектуры и ландшафта. Здесь появляется живописный мемориальный ансамбль, иной, чем Шахи-Зинда или Абди-Дарун в Самарканде (хотя и отвечает тем же задачам) – очень значительный по своим масштабам, композиции, новый в своей идее.                       Андреева Н. М.

 

Ссылки:

Также читаем: